Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

suneto

Соло на мыльнице. Офакимские хроники

Я не блогер. Хочу пишу - хочу не пишу. Пишу наобум - за рейтингом не гоняюсь, "заходы" не подсчитываю: дневник - моя игрушка, забавы ради, удовольствия для. Люблю байки травить, бородатые компьютерные фишки френдам разжевывать, матан в стиле "бабушкам для внуков", иногда "за жизнь перетереть", ну и фото - надо ж название оправдывать =)
Collapse )
Причины не уходить из ЖЖ есть.
Множество блого-сетей позволяют разместить развернутый текст с картинками - на том же ФБ есть функционал, есть места с более оживленным откликом. Не в этом фишка. Начинать можно где угодно, а блоги со стажем, не оскоромившиеся джинсой и реферальными ссылками, есть смысл сохранить. Оставайтесь, разбежаться всегда успеем! :)



На отдельный тег можно как подписаться - так и отписаться
hamsa

Коронная хроника

Поддержу предложение вести записи скучных повседневных обыденных событий от inkogniton
(автор интересных задачек, идею для Хамсинезийской принцессы я у нее почерпнула),
с хештегом #коронахрон, а не в апдейтах прежнего поста.
Возможно, когда-нибудь будет любопытно прочитать "как жили мы крепясь, заразы не боясь",
в надежде на скорое завершение эпопеи постом "вирус повержен, всем - лехаим!"

Collapse )

Буря мглою:

P1013195.jpg


hamsa

Грядут иные времена



К середине 21-го века мы собирались бороздить и открывать миры. C трудом верилось, что доживем, а вот оно и нагрянуло, то самое "далёко" (что тут уже осталось до середины века, как раз чтоб вернуть ипотеку). Будущее не "наступает", мы его строим собственными руками, каждый понемножку. Вопреки Овертону, новые веяния, однажды возникнув, распространяются как лесной пожар, будто пружина сжималась, а набрав потенциал, распрямляется неудержимо. "Мы больше не будем терпеть!" и понеслось через 20-й век пламя социальных потрясений и "живые позавидовали мертвым".
Ни в какое "окошко" не втиснуть то, к чему мы еще не готовы.
Если однажды какой-нибудь ныне невообразимый призыв, скажем "Я ношу паранджу", разойдется с пол-пинка, то не благодаря хитровымученным технологиям, а потому, что готовность подспудно созрела.
("Паранджа", кст, - это не про ислам: бедуинки, гордые дочери песчаных прерий, объясняют, что им так комфортней: "это ты страдаешь в своих маечках, обтягивающих каждую складку, а я - свободна. Я в домике!")
Мир будет не такой как прежде, еще никому не удавалось угадать к чему идёт и насколько далеко зайдёт. Можем лишь предполагать - чем меньше прессинг, чем меньше тех, кто стиснув зубы, тем больше шанс, что нам не выпадет "жить в интересное время".
hamsa

Ростов-на-Дону. После пожара

Ростов-на-Дону. После пожара

Коптер пролетел над зоной пожара в Ростове-на-Дону. Крупные кадры большой трагедии. Пожар на площади 10 тысяч квадратных метров удалось локализировать, ночью...

Posted by Lusi Rimon on 22 авг 2017, 17:31

from Facebook
hamsa

Почему Фейсбук

В виртуале мы живем не только на своей улице или в пределах одного города -
привычная локация дом-работа расшрилась до всего глобуса.
Когда-то таким "яблочком по тарелочке", помогающим узнать, что в мире делается, был для меня ЖЖ.
Почти его только и читала: зайдешь на главную "только взглянуть" и можешь на два часа застять.
При каждом актуальном происшествии тут же появлялись сообщения с мест,
живые свидетельства непосредственных участников.

Можно, конечно, прокручивать новостные агрегаторы, там все есть,
но это довольно занудно - сотни скупых строк каждый час, порой по незначительным поводам.
Публицистические порталы подают ярче, но - отбирают и трактуют.
И врут - все, а не врут, так привирают.
Показательный пример - как западные медиа освещали совершенно казалось бы нейтральное
и аполитичное землетрясение в Непале - http://fotovivo.livejournal.com/165992.html.

- Люди что ли не врут? Искренне заблуждаются, паникуют, просто не все знают.
- Одно сообщение - может быть сколь угодно недостоверным, а масса откликов, дополнений,
комментариев делали картину представимой, насколько ее вообще можно представить по рассказам.

И про Непал я узнал от френдов в Фейсбуке.

И сегодня:
В нью-йоркском сабвее сошел с рельсов метропоезд. В результате неисправности произошло нештатное экстренное торможение, поезд пробил стену тоннеля. Десятки пострадавших.

fotovivo

Оповещалка "со мной все в порядке" для френдов - полезное приложение.

ФБ совершенствует свой инструментарий, создается ощущение
Collapse )

Фейсбук - не значит "только фейсбук".
Но "что в мире происходит" и "какое в свете чудо" - это сейчас там.


hamsa

В пустыне чахлой и скупой

- на диво по весне разноцветье, прямо на песке пробиваются - желтыми купами горчица,
сурепка сиреневыми островками, ракитник, как невеста в белых кружевах

fotovivo

Collapse )


Ротем - негевский ракитник, любимое израильское название фирм, магазинов, косметики - и вправду ведь, красив!


fotovivo

granat

Голова Фрееля

fotovivo

Сар Fréhel. По-русски сказали бы - нос.
(Кабо Верде - Зеленый мыс - того же происхождения.)
На карте похоже и на то и на то.

Collapse )
Хрестоматия

В пустой маяк, в лазурь оконных впадин,
Осенний ветер дует – и, звеня,
Гудит вверху. Он влажен и прохладен,
Он опьяняет свежестью меня.
Остановясь на лестнице отвесной,
Гляжу в окно. Внизу шумит прибой
И зыбь бежит. А выше – свод небесный
И океан туманно-голубой.
Внизу – шум волн, а наверху, как струны,
Звенит-поёт решётка маяка.
И всё плывёт: маяк, залив, буруны,
И я, и небеса, и облака.
И.А. Бунин. На маяке (1903-1904)


Соленый ветер, красотень, романтика, рай для нелюдимого интроверта:
сиди себе, за светильником присматривай, занимайся вволю теоретическими изысканиями,
изобретай, экспериментируй - времени вволю, никто не мешает! -
так всегда и думала, пока не прочитала о должностных обязанностях
смотрителя маяка - легкой и необременительной такую работу не назовешь:

[ЖИЗНЬ НА МАЯКАХ >>>]Инструкция, написанная кровью
(Наука и жизнь)

В архивах британского Адмиралтейства хранится рапорт известного строителя маяков Роберта Стивенсона (деда знаменитого писателя), составленный после инспекторской поездки на острова пролива Ла-Манш летом 1840 года. «Маяк на скалах Каскетс, — докладывал Стивенсон, — важнейший из всех и находящийся на самой напряжённой в мире судоходной трассе, хуже всех, которые я осмотрел. И я настоятельно рекомендую заменить на нём фонарь и ревун. Можно содрогнуться от одной мысли, что там может произойти, если это не будет сделано». Но чиновники из Trinity-House — учреждения морской навигации, в обязанности которого входили установка и поддержание в надлежащем виде маяков, буёв и другого навигационного оборудования, проигнорировали предостережение Стивенсона. Стихия не прощает ошибок: 1 апреля 1899 года Великобритания была потрясена «пасхальным кораблекрушением»: на скалах Каскетс разбился пароход «Стелла». Капитан в густом тумане не увидел слабого огня маяка и не услышал сирены. Из 217 пассажиров и членов экипажа, находившихся на борту, погибли 124 человека.

В 1907 году по этим же причинам произошла одна из самых невероятных морских катастроф: корабль врезался в маяк. В плотном тумане огонь маяка был совсем невидим, а сирена оказалась неисправной. Два морских буксира осторожно вели «за усы» (швартовые концы, поданные с носа буксируемого судна) элегантный четырёхмачтовый корабль «Жаклин». При подходе к маяку Вульф-Рок, что высится в центре Бристольской бухты (юго-запад Великобритании), в месте раздвоения фарватера, буксиры начали огибать маяк: один — слева, а другой — справа... Сильнейший удар сотряс маячную башню. Перепуганные служители выскочили на галерею и прямо перед собой увидели корабль с развороченной носовой частью...

Понятие «маяк» включает в себя целый комплекс помещений и оборудования. Но основой всего является маячная башня, а её сердцем — огонь. Маячные огни светят белым, красным или зелёным светом либо определённым сочетанием этих цветов, но не синим. Он оказался непригоден для навигационных целей, так как быстро рассеивается каплями атмосферной влаги и огонь маяка, особенно в дождь и туман, размывается, становясь нечётким уже на расстоянии нескольких миль. А ведь малейшее изменение характеристики огня или ослабление его яркости чревато серьёзными авариями и даже морскими катастрофами. Это понимали давно все, кто был связан с морем.

Потребовались десятки лет и многие человеческие жизни, чтобы наконец были разработаны чёткие инструкции смотрителям маяков. В Англии они появились в конце 50-х годов XIX столетия. В России «Инструкция смотрителю маяка» была издана в 1869 году. Первый её параграф в категорической форме требовал: «Маячный смотритель обязан зажигать лампы каждый вечер при захождении солнца, наблюдать, чтоб они постоянно горели, чисто и ярко, до восхождения солнца». За неисполнение этого требования грозила тюрьма и даже каторга, если по вине смотрителя в районе ответственности произошла катастрофа и погибли люди. Не менее строго подходила инструкция и к содержанию осветительных приборов, принадлежностей к ним, механизмов и оборудования. Всё маячное хозяйство должно было содержаться в образцовом рабочем состоянии. Это относилось и к жилым и к служебным помещениям.

Жизнь и повседневные заботы

Итак, вся деятельность служителей маяков направлена на выполнение единственной и на первый взгляд очень простой задачи: следить за тем, чтобы маяк светил кораблям в ночи от заката до рассвета. Сейчас за началом и окончанием работы маяка с точностью до минуты наблюдает электроника, а электрические или светодиодные светильники не требуют практически никакого ухода в течение многих месяцев, но прежде этот монотонный, утомительный и ответственный труд отнюдь не был настолько лёгок.

На первых черноморских маяках — Тарханкутском и Херсонесском, — построенных в 1816 году, использовались катоптрические (зеркальные) осветительные аппараты — пятнадцать масляных ламп Арганда, установленных в фокусе пятнадцати полированных параболических чаш. Горючим служило сурепное масло, пропитывающее хлопчатобумажный фитиль. Для создания тяги и защиты огня от влияния окружающего воздуха на горелку надевался стеклянный конический колпак, открытый сверху. Масло хранилось в специальных резервуарах ламп. В задачу вахтенного входило своевременно очищать от нагара фитили, следить за яркостью и высотой пламени, чистотой поверхности отражателей и своевременно пополнять резервуары маслом. Все эти манипуляции приходилось проделывать каждый час, а то и чаще. Когда в 1824 году маяки перевели на проблесковый режим работы, хлопот прибавилось. Для равномерного вращения осветительного аппарата (чтобы иметь определённую характеристику проблесков маячного огня) его установили на круглый поплавок-основание, опущенный в чашу, заполненную ртутью. Во вращение аппарат приводился сложным шестерёнчатым механизмом, работу которого, подобно часам с гирями, обеспечивали тяжёлые грузы, плавно скользившие на тросах внутри центральной колонны маячной башни. Теперь вахтенный помимо поддержания огня следил за равномерной работой вращательного механизма, своевременно поднимал грузы наверх и периодически смазывал детали. Так как запас масла в лампах был невелик, то за смену приходилось совершать по крутой винтовой лестнице десятки походов на склад, расположенный на нижнем этаже тридцатишестиметровой башни.

Как правило, внутри маячная башня представляет собой круглый каменный цилиндр с цементной пустотелой колонной в центре для приводного груза вращательного механизма. Начинаясь у фундамента, колонна упирается в пол маячной комнаты. Стены башни двухметровой толщины у основания плавно уменьшаются, и в районе маячной комнаты, расположенной под фонарным сооружением, толщина их не превышает метра. Такая конструкция обеспечивает устойчивость всего тысячетонного сооружения к воздействию колоссальных знакопеременных ветровых нагрузок и ударов волн во время штормов и ураганов, а также сейсмическую стойкость при землетрясениях. В цокольном этаже башни обычно размещались кладовки с имуществом и оборудованием, а также небольшой запас масла для осветительного устройства. С переходом на освещение нефтью, а затем и керосином хранилища по противопожарным соображениям пришлось из башни убрать. От цоколя в маячную комнату ведёт крутая винтовая лестница. Она ажурной чугунной лентой обвивает ствол башни, занимая всю ширину пространства между стволом и внутренней стеной. Четыре яруса световых окон обеспечивают хорошее освещение внутри при любой погоде. Подъём по узкому крутому серпантину с непривычки тяжёл (сто сорок ступенек на Тарханкутском маяке). Поэтому, чтобы служитель мог перевести дух или оставить на время ношу, на лестнице имеется несколько площадок — пролётов. Крупные и тяжёлые предметы поднимали наверх с помощью ручной лебёдки, установленной в вахтенной (маячной) комнате. А вот расслабиться служителям во время вахты возможности не было никакой. Инструкция на этот счёт неумолимо требовала: «...ни в фонаре, ни в комнате под фонарём, называемой вахтен-ною, не дозволяется иметь ни дивана, ни кровати, ни какой другой мебели, на которую бы можно было склониться».

В фонарный отсек можно попасть только из маячной комнаты. Вертикальный трап (около двух метров), прикреплённый к стене, упирается в крышку входного люка, откинув которую попадаешь в святая святых — световой (фонарный) отсек. Там в центре стеклянного цилиндра установлен осветительный аппарат, посылающий с наступлением сумерек спасительный огонь в ночную даль...

Если учесть, что маячная башня не отапливается, а зимние ветры выстуживают её так, что стены покрываются инеем, то станет понятно, насколько тяжела восьмичасовая вахта. Чтобы оградить служителей от холода и не дать замёрзнуть маслу, избежать появления плесени и гнили, маячную комнату, где размещалась вахтенная смена, утепляли, обшивая деревом. Обстановка вахтенной комнаты была спартанской: стол, стул, необходимый набор инструментов, карта района на стене и таблицы с указанием времени захода солнца.

Кроме забот о маячном огне и чистки стёкол фонарного сооружения в обязанности вахтенного входило систематическое наблюдение за морской акваторией и даже (весной и осенью) за перелётом птиц. С появлением флажного семафора вахтенный принимал телеграммы с судов, следующих мимо маяка. Для этого ему в любую погоду приходилось периодически выходить на открытую галерею башни.

Научный прогресс не обошёл вниманием маяки. В конце XIX века на смену катоптрическим огням пришли диоптрические светооптические аппараты, основу которых составляли линзы Френеля. Фитильные лампы заменили керосинокалильными установками. Это позволило значительно увеличить яркость свечения и дальность видимости огня. Но забот вахтенной службе с введением этих новшеств только прибавилось. Для работы керосинокалильной установки нужен был сжатый воздух, а нежные колпачки из вискозной ткани, пропитанные солями тория и церия, требовали постоянного наблюдения: едва сетка начинала прогорать, её следовало немедленно заменить. Сжатый воздух был необходим и для пневматических «калорических» сирен. С их установкой маячные служители должны были приобретать новые навыки обслуживания и эксплуатации сложных механизмов.

С годами менялся жизненный уклад обитателей маяков, только требования Инструкции оставались неумолимо жёсткими. «Служитель (как и на заре маячного дела) перед концом своей вахты должен оправить лампы, чтобы они горели в совершенном порядке, прежде чем выйти из фонаря, а тот, кто вступит на вахту до восхождения солнца, погасив огонь, должен сделать все необходимые приготовления для открытия огня при захождении солнца». И по сей день, в век спутниковой навигации и электроники, вахтенный, прежде чем покинуть свой пост, приводит в порядок маячное хозяйство и передаёт заступающей смене всё оборудование и приборы в безукоризненно исправном состоянии.

Знакомясь с повседневной жизнью хранителей маячного огня, невольно отмечаешь: подобное ревностное служение избранному делу нынче большая редкость. Такое можно встретить разве что в храме или монастыре.

Люди и быт

Место, где в начале XIX века поставили Тарханкутский и Херсонесский маяки, было диким. До уездного центра — Евпатории — более 65 вёрст, а до Севастополя — более 20. Сносных дорог не было. Местная вода оказалась сильно засолённой и неприятной на вкус. Поэтому воду возили бочками на лошадях из ближайших деревень. Камень для строительства добывали в Инкерманских карьерах под Севастополем и доставляли на Тарханкут морем, а на Херсонес — на подводах. Рядом с башнями для смотрителя и маячной прислуги построили дома и складские помещения. Но дома оказались сырыми и плохо отапливаемыми, а в складских помещениях, из-за отсутствия вентиляции, имущество и продукты плесневели и быстро портились. Пустынный пейзаж не радовал глаз, и отчаяние охватывало первых поселенцев. Поэтому неудивительно, что смотрители маяков постоянно жаловались начальству на низкую дисциплину, беспробудное пьянство и плохое исполнение служебных обязанностей своих подчинённых: матросов и унтер-офицеров, списанных с флотских экипажей.

Капля камень точит, и жалобы в конце концов возымели действие. С 1866 года весь обслуживающий персонал, включая и смотрителя, сделали вольнонаёмным и разрешили селиться на маяках семьями. Существенно повысили и оклады. По новому «Положению о найме смотрителей и прислуги для маяков» за безупречное исполнение обязанностей служителям раз в три года выплачивалась денежная надбавка в размере 1/4 оклада. Положили хорошие продовольственные пайки и бесплатное обмундирование. Улучшили и снабжение маяков топливом, строительными материалами и инструментом.

Правда, на первых порах это не принесло желаемого повышения качества работы, поскольку, привлечённые высокими окладами и сытой жизнью вдали от начальства, в смотрители ринулись люди весьма сомнительные: начиная от нечистых на руку титулярных советников и помощников градоначальников по особым поручениям и заканчивая спившимися артистами императорских театров. Проку от них было немного, а вред подчас они наносили большой. Многие из них заканчивали маячную карьеру в тюремных камерах. Поэтому от практики назначать на должность смотрителя кого ни попадя вскоре отказались и требования к подбору людей ужесточили.

По новым правилам кандидатуру смотрителя маяка по представлению Главного командира порта утверждали в Главном гидрографическом управлении Морского министерства. К кандидату предъявлялись серьёзные требования: он должен был быть уживчивым с людьми, грамотным, иметь опыт морской службы, владеть многими ремёслами, а также навыками оказания первой медицинской помощи, так как большая удалённость маяков от портов и городов создавала проблемы с доставкой продуктов, имущества и врача. Больше всего этим требованиям отвечали флотские офицеры, вышедшие в отставку. Их охотно брали на должности смотрителей маяков.

Смотритель, вступая в должность, давал клятву на верность служебному долгу и подписывал присяжный лист. С ним ежегодно перезаключался контракт. Боязнь потерять хороший заработок заставляла смотрителей ревностно исполнять свои обязанности и того же требовать от подчинённых. Укреплению дисциплины на маяках способствовало и изданное государством «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных». Раньше недобросовестные люди, пользуясь пресловутым правилом «берегового права» (широко распространённое в Средние века право прибрежных жителей на выброшенное волнами имущество разбившихся судов), частенько сознательно гасили маячные огни, чтобы во время бури поживиться на жертвах морских катастроф. Теперь виновного в устройстве ложных сигналов с целью дезориентации проходящих кораблей ожидали каторжные работы сроком от 10 до 12 лет. Опыт показал: чем дольше маяк находился в ведении одного и того же смотрителя, тем больше порядка было на объекте. Поэтому хорошими смотрителями дорожили и всячески приветствовали создание маячных династий, когда, отслужив положенный срок, глава семейства передавал заведование маяком своему сыну.

Ужесточили требования и к обслуживающему персоналу. Служитель подписывал обязательство беспрекословно выполнять приказания смотрителя, касающиеся службы и распорядка на маяке.

Суровая и хлопотная жизнь маячного служителя подходила далеко не всем, поэтому на маяки брали людей спокойных по характеру, общительных и пунктуально исполнительных. И хотя разнились они по возрасту, вероисповеданию и жизненному опыту, имели привычки и наклонности подчас далеко не благородного свойства, всех их объединяла тяга к свободной аскетической жизни.

Среди обитателей маяков не одно поколение пересказывалась история о бристольском башмачнике, который отправился служителем на Эддистонский маяк (он находится в море на удалении десятка миль от берега) лишь только потому, что ему надоела городская кабальная жизнь в мастерской за шилом и колодками. И хотя бедолаге во время затяжных штормов в одиночку не раз приходилось жестоко страдать от голода, питаясь сальными свечами, цепенеть от страха, когда ураганы, сотрясая каменные стены башни, перебрасывали многотонные волны через фонарь маяка, башмачник уверял, что «даже в эти ужасные дни он чувствовал себя по-настоящему свободным человеком».

Долгое время жизни обитателей маяков мешала нерешённость жилищной проблемы. Так, в начале семидесятых годов XIX века на Тарханкутском маяке в маленьком жилом домике размещались двадцать два человека: 11 солдат, 2 телеграфиста, 3 сигнальщика, смотритель с женой и 3 служителя, один из них также с женой. Подобная картина была и на Херсонесском маяке. Там в четырёх комнатах ютились двадцать человек.

В отчёте Гидрографического департамента за 1871 год отмечается: «Важнейший недостаток большей части Черноморских и Азовских маяков заключается в неудобных, до крайности, помещениях для маячных семейных служителей. Ежедневные ссоры, нарушение главных распорядков маячной службы и основных правил дисциплины, безнравственность, доходящая иногда до крайних пределов безобразия, служат поводом к назначению следствий, обнаруживающих разнообразные уголовные преступления, увлёкшие некоторых маячных служителей в арестантские роты и в Сибирь, на каторжные работы. Чтобы смягчить условия жизни на отдалённых маяках и обеспечить точное исполнение требований маячной службы, при маяках необходимо устраивать жилые здания так, чтобы в них было удобно помещаться отдельным семьям. Для нижних неженатых чинов необходимо иметь специальные казармы со всеми удобствами». В рекомендательной части отчёта предлагалось разработать универсальные жилые и хозяйственные постройки, пригодные для всех маячных городков. Это, по мнению авторов, намного удешевляло и ускоряло строительство.

По заданию Гидрографического департамента инженер-полковник Рулев составил типовой проект двухэтажного здания с учётом климатических и гигиенических условий. Своё решение Рулев обосновывал тем, что «в двухэтажном здании при одном и том же количестве строительных материалов достигается более обширное помещение, т.к. фундамент, стены и крыша составляют общую принадлежность для обоих этажей, что особенно важно в отношении крыш, ремонтирование которых сопряжено со значительными расходами, при большом числе маяков». Гидрографический департамент согласился с проектом Рулева, и вскоре на черноморских маяках появились опрятные городки с удобными для проживания коттеджами.

Постепенно на маяках складывались крепкие коллективы. Вырастали дети. Многие из них навсегда оставались на маяке, продолжая семейные традиции. Маячные городки обустраивались и хорошели. Летом они радовали глаз цветниками и розариями, утопали в зелени садов, оказывая неизгладимое впечатление на каждого, кому доводилось побывать в этом романтическом, мало кому известном мире...

Испытание морем

Исправно горящий огонь маяка, как показывает жизнь, ещё не гарантия безопасного судоходства. Если у капитана не достаёт морской выучки или опыта плавания в штормящем море, а команда не расторопна или плохо обучена, то и свет маяка не поможет попавшим в беду мореплавателям. И тогда служителям маяка приходится идти на помощь терпящим бедствие.

В ночь на 1 октября 1817 года на траверзе Херсонесского маяка разыгралась трагедия. С заходом солнца при спокойном море из Севастополя на Одессу вышел фрегат «Везул» под командованием капитана 2 ранга И. И. Стожевского. Шли по счислению. Вскорости погода начала портиться. Небо заволокло низкими грозовыми тучами. Ветер, быстро усиливаясь, перешёл в жестокий шторм. Наставление мореплавателям на этот случай даёт чёткий совет: «Держитесь на хорошем расстоянии от береговой линии». Но ошибка в счислении места составила около 6 морских миль (примерно 12 км). Сильно уклонившийся в сторону берега фрегат нёсся прямо на Херсонесский риф. Увидев приближающийся огонь маяка, командир попытался сделать галс в море, но поворот не получился. Тогда срочно отдали якорь, но он «не забрал». Беспомощный фрегат несло на камни. Вскоре послышался удар корпуса о гранитное дно. На маяке, увидев эту трагедию, тут же сообщили в Севастополь на эскадру. Больше пока ничем помочь терпящим бедствие не могли. Море бесновалось с такой яростью, что о спуске на воду шлюпки не могло быть и речи.

К рассвету шторм начал стихать и к лежащему на борту «Везулу», который волны продолжали методично колотить о камни, подошёл вельбот с маячниками. Команду во главе с командиром спасли, а вот фрегат измолотило в щепки. Квартирмейстер и юнга, до подхода спасателей со страху бросившиеся в море, погибли.

Великий князь Михаил Павлович, оказавшийся в то время в Севастополе, писал царю: «Многие из офицеров, находившихся на эскадре, свободные от должности, поспешали на помощь несчастным сослуживцам... наняли верховых лошадей — барказов нельзя было посылать в открытое море в такой ветер — и опрометью поскакали к Херсонесскому маяку. Фрегат был разбит, и потеря его оценена в 270 630 руб.».

Море не раз испытывало и сами маяки. Тысячетонные махины маячных башен без труда выдерживали натиск ураганов и свирепых штормов, а вот городки и находившиеся на их территории постройки море не щадило. Особо жестокие испытания выпали на долю обитателей Херсонесского маяка в ночь на 18 декабря 1887 года. Смотритель маяка А. Федотов срочно телеграфировал в Севастополь: «Бурей залило двор и здания, прошу спасти служащих от гибели». Командир Севастопольского порта контр-адмирал М. Н. Кумани немедленно выслал на маяк людей и спасательные средства. Позже Федотов показывал: «При шторме 17 декабря 1887 года зыбь с моря перебрасывало через каменные возвышения набережной, а в 11 часов сделался сильный шторм. Вокруг маяка образовалось уже озеро... В некоторых местах вода доходила до 6 футов (почти 2 метра)... Затопило конюшню, сараи, кладовые, погреб... Вода поднималась до окон зданий. Женщин и детей отправили вброд по пояс в ближайшую деревню. .. Служители, набрав хлеба и петролеума в запас, укрылись в башне, чтобы обеспечивать исправное освещение. Перед этим они спасли команду турецкого брига с грузом, который разбился до основания. Утонуло 10 человек, а 4 спаслось. Нужна небольшая плоскодонная вёсельная шлюпка для спасения».

После шторма башню и все жилые и хозяйственные постройки пришлось капитально ремонтировать. Со стороны моря для защиты от буйства стихии возвели мощный каменный вал (брекватер), а при маяке возродили упразднённую ранее спасательную команду, оснастив её вёсельными вельботами и специальным снаряжением.

Потом ещё не раз море испытывало обитателей маяков. Во время землетрясения 12 сентября 1927 года, одного из самых сильных в Крыму за всю историю, могучие башни Херсонесского и Тарханкутского маяков выстояли. Служители же отмечали, что во время толчков они раскачивались, как стволы могучих дубов. Одновременно из фонарных сооружений обоих маяков наблюдали далеко в море между Севастополем и мысом Лукулл громадную огненную полосу. Создавалось впечатление, что там горит море. Истинная причина столь необычного явления и по сей день остаётся загадкой...



Еще филологическо-географическое: на иврите забавляет железнодорожное объявление:
"На четвертую платформу прибывает поезд. Отойдите от губы перрона!"
שפה - губа на иврите в обычном смысле. А שפת המדרכה - край тротуара
У нас ведь тоже есть подобное, как Кольская губа.


fotovivo


Учитель мне задал вопрос -
Где расположен Канин нос?
А я не знал который канин
И показал на свой и ванин.

Перетрем по регламенту ?

Обязан ли хозяин журнала чистить комменты от мусора?

Не имеется в виду топовый контент, где "альтернативная этика",
вирусный маркетинг и "Почему ругаться в блогах выгодно"
а посетители знают, на что подписываются, ввязываясь в "дискурс".

В обычных авторских журналах, куда ходят к друзьям пообщаться, поздороваться, словом перекинуться -
вы за демократию - любой и каждый имеет право высказатьвсё что взбредет в головуся
или за то, что дневник, включая комментарии - цельное литературное произведение и
забота хозяина содержать его в порядке ?

(Добавлю - чинные беседы нейтрального характера имеются ввиду, не остро-политические темы,
по которым и родня может перегрызться насмерть, в которые если уж заходишь, то готов ко всему)


Poll #2047471 Интернет и этикет

Хрен с горы в неучтивой форме встревает в беседу френдов. Ваши действия?

Отмодерасить без предупреждений
11(22.0%)
Прочитать ему лекцию на тему "Как себя вести"
9(18.0%)
Пущай между собой разбираются
2(4.0%)
Блог - публичная оферта, право высказаться священно, участники не в праве этому противиться
3(6.0%)
Пусть будет, зато больше комментов, и вообще "это тырнет", тут не расшаркиваются
1(2.0%)
У меня таких нет. Включил/а премодерацию.
6(12.0%)
У меня нет журнала, только читаю. Неуютно - голосую ногами.
1(2.0%)
Удалять невеж, но не возражения по существу, тотальный "одобрямс" еще хуже
17(34.0%)

За три девять земель. Письма из Непала.

Землетрясение в Непале...
Оползень в Уганде...
Земля налетела на земную ось..

Едва ли многие даже открывают строчки прокручиваемых новостей.
Не из равнодушия - а потому, что в принципе понятно, что там будет написано
(да и сами причастные к журналистской кухне проговариваются, что в готовую "рыбу"
из давишних новостей подставляют актуальные цифры
), листай - не листай ничего не изменишь.

Но вот читаю послания конкретных живых людей (с которыми может даже где-то случалось пересекаться на слетах) - и самой хочется полететь туда обломки разбирать, хотя толку от меня в этом было б еще меньше, чем от автора в последнем рассказе.

Перепост в переводе (и в сокращении) Из: Blogo de Razen Manandhar

Землетрясение в Катманду, рассказ очевидца, имевшего несчастье оказаться в гуще событий
(фото автора. перевод мой)

<<Это была незабываемая суббота. Я передвигался по улице на велосипеде и вдруг мой велосипед отказался ехать прямо. Я почувствовал вибрацию и понял, что началось землетрясение. Я лежал на тротуаре и видел как содрогаются высокие дома у меня над головой. Не мог ни бежать, ни отойти от домов. Я видел умирающих людей в непосредственной близости от меня, в памяти всплывали лица родных и всех, кто мне дорог...

  [ Читать дальше >>>]

Когда стихия чуть унялась, я поднялся и поехал домой. Я увидел, что одна стена моего дома разрушена, а другая отвалилась напрочь. Вещи разбиты и валяются на полу. Я пробовал дозвониться до родных, но линия связи не работала. Попытался сообщить знакомым эсперантистам через ФБ, что я жив, но интернет тоже отсутствовал. Я больше не хотел оставаться оставаться в доме и уехал.



Я видел множество разрушенных зданий, больших и маленьких, старых и новых. Люди смотрели на то, что творится вокруг расширенными от ужаса глазами, не в силах поверить произошедшему. Мне больно было видеть единственную в Катманду башню, лежащую в руинах, рассыпавшиеся в прах храмы 16-го и 18-го века - прекрасные образцы национальной деревянной архитектуры - в нашем столетии едва ли удастся их воссоздать.



Позже я узнал из новостей, что это крупнейшее в Непале землетрясение за последние 82 года, его сила достигла 8.6 баллов, в 11.45 утра. Эпицентр в Barpak в департаменте Gorkha.

Землетрясением оказались затронуты и самые отдаленные горные деревени. Погибли туристы, путешествующие в горах.
Пока известно о 5600 погибших и около 1000 пропавших.

Нам памятно землетрясение 1934 ода. Когда население было гораздо меньше и не было стольких высотных домов в Катманду. Тогда жизнь постепенно удалось наладить, поскольку правительство (хотя и нет у нас демократии) не было коррумпировано, и помощь была доставлена благополучно. Нынешняя ситуация существенно иная. Население выросло в 50 раз. Люди живут в стесненных условиях. Все хотят иметь собственный дом в Катманду, в добавок к домам в собственном регионе. Это привело к практически полному отсутствию открытого пространства в столице.



У нас хорошие законы, относящиеся к домостроению. Но городские чиновники за взятки готовы были закрыть глаза на ненадежность конструкций. Это способствовало бОльшим разрушениям, что мы теперь и видим.

Все больше известий о пострадавших среди моих родных, друзей и знакомых. Я посещаю разные места каждый день - повсюду руины, трупы, извлекаемые из под обломков, раненные в больницах. Трагедия, от которой я не хочу быть в стороне.



Четыре дня как мы живем без света и интернета. Как наказание.

Мы с соседями по кварталу как могли устроили себе места для ночлега, прямо на земле, перед моим домом. Я живу неподалеку от реки Bagmati, где нашлось свободное пространство.
Но по обыкновению мусор выбрасывают куда попало, тут жуткая вонь. И всякая зараза. Но выбирать не приходится.
На следующую ночь я нашел место получше. Я разыскал своих сестер, в том же городе, в другом районе. Они как-то устроили спальные места, тоже на земле.

Санитарная ситуация повсюду отвратительная. Нет мест, приспособленных для такого количества людей, правительство не спешит что-то предпринять. Но мы живы, как ни удивительно.

В течении двух дней тысячи людей покинули Катманду. В основном это жители отдаленных регионов, приезжавшие в столицу на заработки. Убежали от трудностей. Как крысы с корабля. Когда несчастный город больше всего нуждается в помощи.

Удалось установить контакт с другими эсперантистами в Непале. Я очень рад, что никто из них не пострадал. Это моя виртуальная непальская семья и их счастье - мое счастье.

Наконец я смог открыть Фейсбук. ...Некоторые френды просят денег и помощи чтобы улететь из страны.
Настоящие эсперантисты из Непала, мы не ожидаем денежной или материальной подмоги, нам дороги ваши виртуальные объятья и добрые пожелания. Я растроган множеством откликов на моей странице в ФБ с пожеланиями здоровья и благополучия, это придает мне силы. Сердечное всем спасибо.

Стало известно о доставки значительного количества предметов первой необходимости из Индии, Бангладеш, Пакистана, Китая, Бутана, ООН, Британии, Гонконга, Канады, Австралии, Норвегии, Катара, Кореи. Примечательно - США прислали столько же, сколько маленький нищий Бутан.
Google, Viber, Skype помогли со связью.



Одновременно появились сообщения, что некоторые из гостей прибыли в Непал со своими целями. Многочисленные индийские журналисты освещают ситуацию после катастрофы в гораздо более мрачных красках, чем есть на самом деле, задираются с пакистанцами; представитель ООН прибыл вооруженным. Индийские военные части вошли в страну под предлогом помощи. Но вместо откапывать пострадавших, отправились исследовать границу с Китаем, конфликтуют с другими группами спасителей.
Наше собственное правительство не справилось с организацией помощи жертвам. Министры только болтают. Вещи, поступившие из других стран даже не начали раздавать нуждающимся. Наши политики на весь мир известны своей коррумпированностью.

Благодаря поддержке мы переживем этот период, оказавшийся страшнее всякого ночного кошмара. Нам предстоит сплотиться и много работать чтобы восстановить страну.




Следующая запись:
Непал. Куда идет международная помощь?
Достается ли она оставшимся без крова и обездоленным...



7000 погибших. 141 000 домов полностью уничтожены землетрясением, 14000 частично разрушены.
Местные жители, как могут, организуют помощь пострадавшим из близлежащих селений.
Правительство не справляется с раздачей поступивших из-за рубежа предметов первой необходимости. (Поговаривают, что большая часть разойдется по партийным спискам). Я слышал, что из Франции прислали хороший толь для кровли, но его уже загнали коммерсантам заменив на китайский ширпотреб.
"Не ту страну назвали Гондурасом" похоже встречается сплошь и рядом.

° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° °
Из письма Esploristo (Pradip Ghimire) в израильский эсперанто-клуб     [ Читать дальше >>>]
3 May 2015


В этот день я проснулся в седьмом часу. Немного почитал по экономике и финансам, поскольку я студент отделения Komerco(торговля и маркетинг). После завтрака с семьей, решил посетить офис Непальской Эсперанто-Ассоциации. По-субботам у нас там проходят встречи. По дороге на авто-станцию встретил друзей, мы немного поболтали. Доехал до Sundhara (- это недалеко от башни Dharara, впоследствии рухнувшей и погребшей под собой более 50-ти человек).
Я выбрал немного кружной путь, через мост и торговый квартал, поскольку собирался встретить там свою девушку. Квартал не безопасный - узкие улочки и череда мелких лавок по обе стороны. Мы созвонились, и предвкушая скорую встречу, я направился в магазин, где находилась моя подруга.
Я проходил мимо старого здания, где торгуют обувью.

В тот момент на меня обрушились кирпичи. Я бросился на улицу, но из-за подземных толчков едва мог передвигаться. Вокруг множество людей кричали и пытались бежать; Землетрясение! Достигнув улицы и с облегчением вздохнув, я оглянулся назад и увидел, что старый дом позади полностью разрушен. Не зря говорят "Каждому свой час". Я понял, что мой час еще не настал. Я стоял в толпе посреди улицы, видел как падают люди с мотоциклов, им с трудом удалось подняться, когда толчки прекратились.

Люди побежали к рухнувшему дому, чтобы помочь пострадавшим. Я тоже порывался на помощь, но не мог двинуться с места. Тут же вспомнив о любимой, я стал набирать ее номер, звонок не прошел, мне удалось послать СМС. К счастью с ней все было в порядке.
Я видел раненых без рук, без ног, кровь текла по искалеченным телам, но я не мог им помочь. Домой ехать было невозможно. Я добрался до башни Катманду(Dharara), которая была полостью разрушена. Попытался помочь, но находился в таком оглушенном состоянии, что от меня было немного толку. Через пол-часа доплелся до Baneshwor и оттуда на автобусе домой
.>>
° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° ° °

Из местных новостников: "Израиль направил более 300 спасателей, гражданских и военных, для оказания помощи пострадавшему от мощного землетрясения Непалу". Или, как подают в ру-прессе, сопровождая хитрой оговоркой: "Считается, что Израиль отправил в Непал самую многочисленную из всех зарубежных стран команду спасателей и медиков." (Для сравнения: Китай направил 37 медиков, Индия - 26, Германия - 26, Таиланд - 23, Малайзия - 20, США - 15, Италия - 8, Испания - 8, Япония - 8, Франция - 5)
Израильтяне вяло спорят в блогах "А оно надо нам было?"

Reza KHEIRKHAH сообщает:
@ 4500 школ и 700 больниц разрушено.
@ Группы спасателей работают в отдаленных поселениях, где землетрясение уничтожило более 80% строений.
@ Правительство предполагает более 10 000 погибших. Раненых обещали лечить бесплатно.
@ Нет воды и электричества, жители опасаются эпидемий.
@ Япония выделила 800 миллионов $.
Китай помогает спасать пострадавших, новейшими средствами.
Индия занимается в основном своими соотечественниками в Непале.
@ Погибли Patan Darbar, Hanuman dhoka, Bharatpur Darbar - основные исторические достопримечательности, привлекавшие туристов.
@ Катманду переместился на 3 метра южнее. Эверест остался на месте.
@ Никто из эсперантистов не пострадал.
...Britio, Kanado, Kataro, Pakistano, Srilanko, Aŭstralio, Koreio, Nederlando, Pollando, Germanio, Hispanio, Francio.


А ведь действительно, ни слова про самую большую группу спасателей
Поскольку парень пишет израильтянам, то очевидно в этой части просто копирует информацию новостных каналов, скорей всего тех же самых (непальским сейчас не до того), у которых "Израиль бомбит Газу" и прочая "отредактированная" реальность.

Видеоматериалы о стихийном бедствии в Катманду