Rimon Lusi (fotovivo) wrote,
Rimon Lusi
fotovivo

Categories:

Пцаца над кратером




Была у меня мечта в детстве - фотоаппарат и велосипед: чтобы ездить и снимать разные примечательности.
Сами предметы в конце концов у меня даже были, старенькая "Смена"(потом какой-то электронный пленочник) и неуклюжая дорожная "Сура", но мечта по-настоящему так и не осуществилась, по разным причинам, большей частью техническим - поскольку происходило это задолго до проявочных киосков "Кодак", возились с бачками-проявителями-закрепителями сами, кто во что горазд. И результат был не горазд.

Прочитала вчера статью "Скучное фото" - дескать, всяк теперь обзаведшись цифровиком, лучшего не придумает, как закаты снимать, да макро с букашками.

Закатами особо не балуюсь, а вот зелень - ну что делать, всегда любила каждую травинку разглядывать.

А тут у меня раздолье, все о чем мечталось - и велик и фотик и негевские просторы =)





Западный Негев - природный заповедник.
Цветочки рвать нельзя - это израильтяне усваивают с раннего детства: нельзя не только в заповеднике; и не рвут, веночков не плетут, и уж тем более никто не торгует полевыми букетиками.




Место называется Махтеш Беери. Отправляемся туда с группой любителей наблюдать цветение Негева.
В железном ящике у спуска лежат проспекты с картой маршрутов-тропинок и указателем растений.
Кст, пусть теплая одежда не вводит в заблуждение - 28 градусов. По утру может быть около 20, это уж вообще стужа.



Махтеш - это значит кратер. На самом деле ни какой не кратер, обычный овраг, шестикилометровый. "Кратером" его прозвали за чашеобразную форму.




Но "чашу" там можно разглядеть только с самолета;
в Ростове такие пологие распадки называют балками.




Заповедная балка густо поросла буйно желтеющей белой горчицей




и уже знакомой нам асфоделью.




Экскурсовод смело отнёс асфодель к "семейству луковичных и лилейных";
уточнять почему на иврите шнитт-лук и асфодель именуются одним словом - уже не стала.
Но скажу в оправдание ивритного "ирита", пригляделась: и впрямь - листья напоминают перья зеленого чеснока, растерла в руках - ощутимый запах лука; ну подумаешь разные семейства, все-таки из одного отряда -






Разметка маршрута (их несколько, соответственно встречаются ориентиры разных цветов)




Что-то чертополоховое, точнее определить не удалось.
В пустыне цветет две тысячи четыреста растений, некоторые программные входят в повестку экскурсии.




В группе нашлись подкованные женщины, записываю некоторые названия: ладанник (шафранный - подсказывает интернет, а из белого такого действительно делают ладан)







Ходим, разглядываем, вдруг -- БУММ! БАБАХ!
И так сорок раз. Это мы потом узнали, что сорок. Обстрел из Газы, где-то рядом, по соседним кибуцам.
Передали - атака, район закрыт, надо уезжать, где-то прятаться.
Посовещались, решили что пцаца (бомба) - не повод прекращать прогулку - ну кто будет бомбить траву?




А вон она сама Газа на горизонте.




Спускаемся дальше.
Каланиты отцвели, зато нашелся адонис.
Едва крупней булавочной головки вообще-то, но яркий, в траве хорошо замтен.




Голобые, сереневые венчики разных видов




Узнаю фиалку- меттиолу, была у меня когда-то садовая такая.




Услышала и проверила, эта синенькая метелочка - леопольдия



а это - бельвалия




Из найденного в ин-те напоминает ятрышник ?




Чем не колокольчик?







Старые знакомые - хризантема, одуванчик.





Как же без букашек =)











Версия с молочаем не подтвердилась, молочай на иллюстрациях выглядит не так.













А вот новенького чего узнала: охристо-коричневые почвы в Негеве не глина, а лёссовые породы: та самая пыль, принесенная из африканской пустыни жаркими хамсинами и накопившаяся в течении тысячилетий.




Лёс не пропускает воду (только разбухает), в сезон дождей бурные потоки устемляются по неровностям рельефа, прорезая все более глубокие балки.



В мягких склонах ласточки устраивают гнезда.








У нас еще одно место намечено для посещения - заповедный лес Беери.
Лес наверное громко сказано, но на иврите не говорят "роща"; деревья есть - значит лес.




В одной из прошлых поездок, несколько лет назад, запомнился возмущающийся товарищ - "Приехали бурьяны смотреть! Да у нас на Волге этой травы!"
У нас на Дону тоже. И разнотравье и разноцветье. Горожане иногда косить приезжают, не разглядывать (кроликов некоторые держали).



А тут цветение пустыни - аттракция. На выходных изрильтяне прибывают семьями, кто с рюкзаками, кто с малышами.
Здесь, в Беери - место известное, обустроенное, пожалуй каждый цветочек уже сотню раз со всех сторон обфоткан.
(В наш офакимский район пока паломничество не открыто, там я брожу по просторам в тиши и одиночестве =)




Автобус-мороженое.







Рассказывают про тамариск. Интересное дерево. Коренной житель пустынь.
На иврите - "эшель". По начальным буквам "алеф", "шин", "лина" - "еда", "питье", "ночлег": мелкие, как манка бутончики цветущего тамариска сладковаты и съедобны; лисья сухие, как бумага, но со значительной аспирацией  - можно надеть кулек на ветку и насобирать капли испарины (не густо, но лучше чем ничего); ночлег - понятно, в предыдущем выпуске мы видели шатры под ниспадающими ветвями тамариска, где так и хочется расположиться на мягкой лесной подстилке.



В тени "шатра" алеют каланиты, последние из сохранившихся.




Продолжим в следующем посте.
Tags: Негев, анемон, цветики-цветочки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments