fotovivo

Category:

Такой разный Ренуар

Было-стало
Было-стало

Помните как писали «сочинение по картине»? Непременно нужно было найти «социальный подтекст» (в разрезе антагонизма классов, для тех кто застал), даже в пейзаже или жанровой зарисовке. Уж если буря, то сами понимаете, не просто так ветер гонит волну, а роскошь голландского натюрморта отображала чувства живописца при виде продуктового изобилия.
А что если парус, искрящаяся золотом лазурная струя — сами по себе волнующи и достойны отображения?
Давайте просто порадуемся вместе с художником, попробуем понять, что  его зацепило и восхитило:

Меловые холмы, с теплыми солнечными бликами и голубоватыми тенями, перекликающимися с дымчато-изумрудными кронами маслин — разве не прекрасны? Просто потому, что они есть, без анализа взаимоотношений хозяйствующих на этой земле объектов?

Блестящие мокрые зонтики — ну разве не прелесть!

А сколько радости в струящихся сквозь листву солнечных лучах, пятнышках тени, играющих на лицах, на подоле платья, на дорожке.
(Там какие-то сложные взаимоотношения у барышни на качелях и ее спутников? Возможно, но не погружаясь в литературные источники увидим просто беседующую семейную пару и их старого знакомого,  все довольны, может быть кроме малышки, которая ждет покататься)

«Я на лодочке каталась, золотистой-золотой» — вот оно, янтарем светящееся под ярким светом дерево, и блёстки по воде!

Ах, да, у них белокаменная вилла, не трудами праведными, в то время как едва различимые фигурки на берегу куют благополучие, вернее молотят, для беззаботной пары. Или нет, в духе времени следует задуматься, почему девушка гуляет в сопровождении пожилой леди и как это характеризует положение женщин минувшей эпохи? 

Не верю я в зашифрованные в полотнах ребусы, плотно-упакованный символизм.  Лодка — это лодка, лазурь — это лазурь, свежий утренний бриз,

или рассеянное свечение венецианской атмосферы хороши и без подоплёки 

Как и дрожащая дымка над зелеными лугами — «солнце пригревает, жар донимает» и слепит так, что все краски кажутся выгоревшими 

Как не порадоваться лепесткам хризантем, напоминающих вихры рыжеволосых шалунов  -

сияющей шелухе луковиц с задорно вздернутыми хвостиками -

мягкой бархатистости персиков — 

и оптимистичным краскам плодов

Охра просвечивает в перламутре сахарницы, в бликах клубничин,
густой медовый тон, тягучая патока... Художник ищет и  

наслаждается найденной палитрой

Зачем Ренуар писал столько роз?
— Странный вопрос, нравилось, да и писал.

— Думается, снова искал палитру. Розовые лепестки, закрученные в перламутровый вихрь, откликаются в 

пышной натуре, 

«Суд Париса» — тут, конечно, не помешает знать в чем дело, но это не «подоплека», а явный мифологический сюжет (на пасторальном конкурсе красоты троянский царевич Парис выносит свой вердикт трём богиням).

Офф-топ. О Ренуаре сегодня многие пишут. В комментах встретилось чье-то  юношеское — Это такие у него были представления о божественной красоте?
— Они там все были весьма плодовиты, олимпийки.  
Пока не изобрели пенсионное обеспечение,  представление об успешности было соответствующим — здоровьем пышущие, крепкие жены, залог жизнеспособного потомства, почитались красавицами (пропорционально сложенные — верхняя часть бедра соответствует середине фигуры, голова восемь раз укладывается в рост взрослого человека — Ренуар следует классическим канонам).
Сухопарость и узкий таз (лишь кесарево снизило материнскую смертность), вошли в тренд, когда «спиногрызы» стали обузой для индивидуального благополучия.  

Красные камни напоминают о той же розовой гамме:

Девушка — розочка:

И даже пейзажи закручены узнаваемыми вихрями -

Дама с собачкой средь блестящих трав

От светящегося серебром букета — к волшебным пейзажам:

Вот он розарий, для чего нужны многочисленные розочки в вазонах

Художник учится всю жизнь. Поиск и находки это и есть искусство. В отличии от сколь угодно утонченного ремесла.

Родной дом Ренуара:

Уже состоявшись как художник, Ренуар говорил, что ему повезло родиться в семье тружеников (мастеровых), а не интеллектуалов. Иначе его взгляд на вещи и искусство не был бы таким естественным, а руки такими ловкими.

Начало жизненного пути Ренуара очень напоминает биографии выдающихся художников из предыдущих постов, при всех отличиях в достатке и положении их семей, заметны общие черты: определенные склонности и задатки - рано поддержанные близкими  (родители, бабушки-дедушки или  хороший наставник), дружба с творческими людьми, удача быть замеченным в начале творческого пути. 

В ранней юности Огюст пел в церковном хоре, ему даже прочили музыкальное будущее. Но был отдан в мастерскую фарфоровой росписи, в которой немало преуспел, заинтересовался живописью - товарищ по работе поделился материалами и первое же полотно заставило задуматься хозяина мастерской, по совету которого родители направили юношу учиться живописи.  Ренуар расписывал фарфор четыре года. Затем прогресс привёл к тому, что художники стали не нужны – их заменила печатная машина. Он начал расписывать дамские веера и ткани. Всё это время усердно копились средства, и к 21 году Огюст смог наконец приступить к желаемому – в 1862 году поступил в парижскую школу изящных искусств. Здесь его главным учителем стал Шарль Глейр, к которому Ренуар ходил на уроки рисования обнажённой натуры. В это время определилась его любовь к сочным краскам,  чувственное отношение к искусству.

Главным событием в жизни молодого художника стало знакомство с Базилем, который поразил его элегантностью, Сислеем, удивительно деликатным человеком, а также обаятельным Клодом Моне, ставшим лидером группы друзей. Собираясь в кафе «Клозери де Лиля», молодые таланты с юношеским максимализмом бесконечно спорили о новом Возрождении, участия в котором они желали. Позже к ним присоединился Камиль Писсарро.
В 1863 году ателье было закрыто. Этот год в художественной жизни Парижа стал прорывным – Наполеон III открыл Салон отверженных, на первой же выставке которого прогремел, а затем стал центром притяжения молодых художников Эдуард Мане. Вслед за ним вся компания перебралась в кафе «Гербуа».

Хотя уже тогда появились разногласия - Ренуар был сторонником того, что учиться писать надо в музее, друзья предпочитали делать это на природе. И в зрелом возрасте свои картины Пьер Ренуар в основном будет создавать в мастерской (работать на пленэре он любил меньше).

Однако, отшлифовав мастерство на копировании музейных образцов, следующие десять лет Ренуар вместе с друзьями-импрессионистами осваивает пленэр. (У каждого свой путь в искусстве, Ренуару был нужен этот.  Коллеги, «учившиеся у природы», добились своих замечательных успехов).
Денег нет, но есть друзья, и он часто подолгу жил у них.

«Лиза» (1867) стало первой значительной работой:

Свет в тени — лицо девушки затенено, но светится под вуалью всё той же узнаваемой  охрой

Нарядная картина «Мадам Шарпантье и её дети» была  принята в официальный Салон (помогли связи портретируемой). Этот успех обещал новые заказы и материальное благополучие.
Ренуар больше не принимает участие в выставках импрессионистов – надо было на что-то жить. В отношениях с некоторыми старыми друзьями появилась скованность.

Начав «чистым» импрессионистом, он со временем стал испытывать разочарование в этом стиле. 

На живописца оказало сильное влияние впечатление от путешествия в Италию, в результате чего он обратился к более старым художественным методам, в частности к искусству Жана Огюста Энгра, в картинах появился отчетливый контур.
(Музейный опыт не прошел даром)

Сплав импрессионизма и, как сейчас презрительно говорят «традишки»,
придал неповторимое очарование картинам Ренуара — они светятся!

Мазки на полотне кружатся в танце, а изображение будто бы  парит в воздухе

Наверное самая цитируемая из ренуаровских картин — 

по репродукции, как водится, трудно понять, каков был истинный колорит.

Мягкий импрессионистский контур, фигура тает в дымке.. Когда-то я по детскому незнанию полагала, что в академическом стиле работают художники, которые хорошо рисуют,  остальные — похуже (а в авандгард ушли — которые вообще не умеют). С удивлением узнала, что это не так.
Ренуар,  годами расписывавший тончайший узор на фарфоре, несомненно в состоянии был провести четкую линию.
Он и его друзья импрессионисты — состоявшиеся художники, им не нужно было доказывать кому-то  владение азами ремесла.
В каждой работе автор решает поставленную перед собой задачу теми средствами, которые счел наиболее подходящими. Как композитор — одну тему раскрыл как концерт для скрипки, другую выразил через мелодию для флейты.
Портрет Жанны Самари Ренуар увидел таким, исчезающим в мерцании, таким и передал. Судя по популярности — сработало. Что-то в нем цепляет.

Портрет с веером тоже из узнаваемых -

А. Костеневич (сотрудник  Эрмитажа): мы видим стилистический гибрид — «Ребёнок с кнутиком», в котором элементы импрессионистической живописи (пейзаж и платье модели) соединились с несвойственными импрессионизму чёткими линиями (лицо мальчика)

"Когда я рисую цветы, на мою душу снисходит спокойствие."
Пьер Огюст Ренуар

Букет роз, вышитый крестиком: 

Ренуар и в крестике свеж! А вышивальщицы, знающие толк в живописи выбирают достойные образцы:
Копировать — так классиков!
Зимний #изомарафон можно считать завершенным, кое-что мы успели сделать, познакомились с замечательными работами Донны Гельсингер, Лесли Харрисон и другими мастерами.
Если уж мэтру было не зазорно копировать в музее, то нам и подавно.

«Копия картины Огюста Ренуара» — звучит солидно. И, есть что почерпнуть — пусть не сразу ренуаровскую «магию», то хотя бы грамотные тональные отношения — свет, там где он должен быть и тени в нужных местах;
гармонию цветов трудно формализировать, зато ею можно проникнуться у ведущих мастеров .
(К сожалению,  пресловутая «насмотренность» и в обратную сторону работает: если учиться, срисовывая с ролика у горе-художников, собственные оплошности накалываются на ошибки «рефов» —  на результат смотреть больно).

Целого Ренуара скопировать —  это каким прошаренным надо быть, что б замахнуться!
— Не обязательно. У маэстро есть вполне доступные работы

Красные цветы  на зеленой траве в реале выглядят изумительно,  на мобилко-фото серенько (надо знать, как снять, чтоб смотрелось), на рисунках зачастую ужасно.
Присмотритесь, как мастер передал живость цветочного поля, сохранив яркость аленьких цветочков на общем фоне приглушенных тонов.

Хоть в красках, хоть пастелью, вполне можно повторить. Вдумчиво и не спеша.

Эту картину умыкнули с экспозиции. В новостях было.


Какое все зеленое. Однако ж рельефное, настроенческое. Есть чему поучиться.

А какие прозрачные воздушные тени! 

- тем не менее, картину не назовешь вялой, она солнцем пронизана.

Как и следующая: тень, свет и в целом — сияние:

Горный воздух! вдохнуть  хочется )

Полноразмеры для копирования — regnum.ru/pictures/2078463/234.html

Ренуар не особо известен как маринист, однако он и над этой темой поработал. Волны желтые не изыска ради, во время шторма он такие и есть — из-за взболтанного песка.  (Тогда как ярко-синий ультрамарин у самого берега, с плевками пенных кружавчиков — это китч, гораздо более далекий от реализма, чем размашистая живопись импрессиониста)


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →