fotovivo

Category:

Слуцкий пиросмани, китч и корни злословия

В рисовальном марафоне недавно упомянули "бабушкины коврики на клеёнках" - я их отлично помню, потянулась в гугл за иллюстрациями.., а не тут-то было. Не оцифровали, их время прошло раньше, чем у "широкой  публики" появилось обыкновение все вокруг фото-документировать. Собирают теперь по крохам чудом сохранившиеся "малеванки", среди которых оказались не только раскраски по шаблону, но и достойные образцы народного творчества:

«Маляваныя дываны»

Коллекционер Андрей Сазонов для своего собрания  уже не первый год скупает "коврики", работы художников-самоучек, которые обычно странствовали по деревням. Их поделки стали интересным свидетельством народных вкусов. Зачастую смешных, порой даже шокирующих.

«Я рос в маленьком городке и ходил на базар, тогда это называлось "колхозный рынок", – рассказывает Андрей Анатольевич. – И там продавались такие вот клееночки.
Было два всплеска, – уточняет Сазонов. – Во время НЭПа, конечно, и потом – 1945 год, когда солдаты возвращались из Германии и везли такие картинки ярмарочные. Они ходили по деревням и по трафарету такие картинки создавали практически на любых носителях. Это было распространено повсеместно. Даже возродилось название старое дореволюционное название торговцев "офеня".
До середины 60-х годов это было обычным явлением. Когда я состарился, во мне пробудилась ностальгия по детству. Стал собирать. Наивное искусство было авторским, есть и будет! Массовое искусство в таком виде практически исчезнет. Собирать эти артефакты, хранить их, по-моему, достойное занятие».

Причудливые картинки писались на любом подручном материале: на клеенке, холсте или даже на старом покрывале. Зачастую их рисовали инвалиды, которым в те годы разрешалось заниматься мелким предпринимательством. Получить художественное образование им было трудно, поэтому учились сами. Результат был соответствующий.
Происходящее на полотнах и правда напоминает сюрреалистические видения, плавно переходящие в чистую психоделию. Яркие кислотные краски обрушиваются на зрителя, после долгого разглядывания изображения рябят и будто расплываются, перетекая друг в друга. Это явно не то, что мы привыкли видеть в галереях.

«Превалируют зеленый, синий и красный цвета, – объясняет коллекционер. – То есть цвета природных красок, красная рубаха на зеленом лугу, синее небо, клен цветущий. Это родные краски, то, что человек впитал с детства, то, что он считает красивым. То, к чему его тянет неосознанно, интуитивно.
В 60-е годы все это пошло на помойки. В городах это считалось "китчем", велась "борьба с мещанством". Коврики сменили на фотографии папы Хэма с трубкой, Есенина с трубкой. Такой же китч, по сути».

В 90-е художники Виталий Комар и Александр Меламид начали свой знаменитый проект "Выбор народа". Они заказали соцопрос, чтобы узнать, какой видят идеальную картину россияне. Итогом стало полотно "Явление Христа бурому медведю", на котором сошлись сюжеты Иванова и Шишкина. Похоже, сами того не понимая, авторы художников занимались концептуальным искусством. Андрей Анатольевич, однако, с этим сравнением не согласен.
«Это артефакты массовой культуры, не искусства. Искусство вообще явление редкое. А это – художества», — считает Сазонов.

Алена Киш (1889(?) — 1949гг.) яркий самобытный художник, представитель  наивного искусства. Её работы, расписные настенные ковры, иллюстрируют народные представления о райской идиллии. Художница многократно воспроизводила 3 сюжета: "Рай", "Письмо любимому", "Девушка у воды".
"Ммаляванки"  выполнены красками на сшитых из узких полос домотканных полотнах.
Алены Киш, не создавшая собственной семьи, как и многие художники того времени, ходила по деревням и за вознаграждение, иногда, за кров и продукты, расписывала холсты, служившие настенными ковриками. Такие вещи были желанны в каждом деревенском доме. Постепенно спрос на них падал, и вытесняясь коврами, изготовленными промышленным способом "маляванки" полностью утратили свою популярность.
Теперь же их постепенно заново "открывают", Алену Киш ставят в один ряд с Анри Руссо и Нико Пиросмани.

Под спойлером -
[Подробности для любопытных]Алена Андреевна родилась в деревне Романово Слуцкого уезда. Почти все Киши в свободное от сельхозработ время любил заниматься рисованием или что-нибудь мастерил. После войны все перебрались в деревню Грозово к Нине Дедюшко, единственной сестре Алены, которая вышла замуж и создала свою семью. Все члены семьи Киш, чтобы выжить в голодное время, как и раньше, держались вместе. То, что Алена и в такой непростой момент продолжала рисовать, у многих односельчан вызвало неприязнь.
За глаза, а иногда и открыто, ее называли «гультайкой» и нахлебницей. Мол, вместо того чтобы вместе со всеми работать в колхозе, она тут рисует.
Чтобы больше не сидеть на шее у сестры, Алена очередной раз закинула за плечи сумку с красками и холстами и пешком пошла по окрестным деревням. За свою работу она просила всего ничего: где картошки, где хлеба. Заработать денег цели у нее не было. На время выполнения работы Алена останавливалась в доме своих заказчиков.
Кроме самого рисования, многим жителям Слуцка Алена запомнилась как любительница народных песен
Перед тем, как начать работу, Алена готовила свой «коворкинг». Прибивала к полу льняное, сшитое из нескольких лоскутов, полотно. Набрав в рот воды, сбрызгивала ею «холст», а потом начинала набрасывать эскиз: сначала карандашом, без каких бы то ни было трафаретов — чистая импровизация. После этого начинала раскрашивать. Ясно, что у бедной крестьянки не могло быть качественных, масляных красок. Некоторые современные художники считают, что она довольствовалась анилиновыми красителями, которые, к сожалению, со временем начинали сыпаться на диваны и кровати, над которыми обычно вешали эти расписные ковры.
В некоторых семьях, где были молодые, незамужние девушки, даже считалось, что изображенное Аленой «Письмо к любимому» обязательно принесет счастье.
Мы так и не узнали бы о существовании Алены Киш, если бы не  выходец из Слуцка художник Владимир Басалыга, который смог  оценить созданные его землячкой работы.
Владимир Басалыга вспоминает:
«На лето родители отправляли нас из Слуцка в деревню к бабушке и дедушке. На каникулах мы гостили и у других родственников. За лето успевали посетить немало деревень: Заболоть, Заполье, Василинки, Бокшицы… На стенах в домах родственников я постоянно встречал схожие сюжеты: львы, диковинные птицы, деревья. Рисованные ковры, будто солнышко, освещали дом и днем, и ночью. Глядя на них, мне казалось, что я попал в сказку. А нарисованные персонажи мне даже снились. Я видел их в снах очень часто, шел им навстречу. И как только во сне прикасался ко льву, просыпался от страха и радовался, что это всего лишь сон».
Эти детские переживания отложились в памяти надолго. А когда Владимир Басалыга окончил художественное училище, поступил в институт и встретил там свою любовь, вспомнились снова. Владимир и его невеста Валентина готовились к свадьбе, когда родные тетки спросили племянника: «Какой подарок хочешь получить?». Парень почти с ходу ответил: «Если у вас еще живы остались ваши ковры, я бы хотел получить их». Для теток они не представляли никакой ценности, поэтому те с удовольствием привезли их Владимиру из деревни. Так он стал обладателем первых ковров Киш, а впоследствии задался целью отыскать другие и как можно больше узнать про их создательницу.
В поездках по деревням, где прошло детство, он насобирал 13 работ Алены Киш (и сожалеет, что не удалось больше), а параллельно добывал и краткие биографические факты.
Некоторые из ковров приходилось спасать, в самом прямом смысле извлекая из навоза. Одно полотно Владимиру Басалыге досталось из хлева, где оно служило перегородкой между бодливой коровой и кабанчиком. Побитые жизнью расписные ковры жена художника сначала латала, обшивала края. Впоследствии Владимир Самойлович в своей мастерской брался за их художественную реставрацию.
В 1978 году эти работы впервые «зазвучали» для массовой публики: на Первой республиканской выставке народных расписных ковров в залах минского Дворца искусств. Среди других экспонатов творчество Киш выделялось неповторимым художественным видением. Многое из того, что было изображено на ее полотнах, Алена никогда в жизни не видела. Ни интернета, ни телевидения, ни цветных журналов тогда не было. Но она каким-то неведомым образом знакомилась с сюжетами в своих снах, фантазиях, а потом щедро делилась волшебным миром со всеми желающими.

Нередко, чтобы творчество земляков начали ценить на родине, нужно, чтобы о них заговорили за рубежом. В каком-то смысле это произошло и с Аленой Киш. После того, как имя Алены включили во «Всемирную энциклопедию наивного искусства», о ней всерьез заговорили даже те, кто недавно смеялся над этой «детской мазней».

Что такое «китч» и кто это решает?

Запомнился один из сюжетов "Школы злословия" (на работе приходилось включать телек и выбирать особо не было из чего), гамбит разыгрывается по стандартному сценарию: Авдотья с Татьяной, вооруженные дебютной заготовкой, загоняют очередную жертву в угол неожиданной тематики: к  Волочковой до*бываются на предмет русской классической живописи (я пропутила, почему в рунете принято мочить именно эту балерину, но не суть), хук слева или ход конём: "Айвазовский? Да это же известный салонный художник своего времени! Репин, Шишкин - ха-ха, китч!"   
Интересно стало, откуда они этого набрались?
Позже встретилось объяснение, что "салонный художник" - совсем не то, что можно сейчас себе представить, вовсе не "ширпотреб для украшения салонов".

А тут еще интереснее попался размышлизм:

"Диалог искусств" Юлия Кульпина (в сокращении)
«....в разговоре о китче авторы решили опереться на требование Михаила Ларионова «Признавать все!», которое прозвучало на организованной им в 1913 году выставке «Мишень», объединившей художников-авангардистов, наивных художников, примитивистов, самоучек, «художников выходного дня».
Была ли «Мишень» попыткой легитимации китча в российском пространстве?
Судя по предложенной Ларионовым концепции, речь шла  о другом. Он действительно предлагал признать все стили и провозгласить всевозможные их комбинации и смешения, но важным аспектом для него был протест против «рабского подчинения Западу, возвращающему нам наши же и восточные формы в опошленном виде и все нивелирующему», он подразумевал иной вектор развития, противоположный китчевой культуре: новое осмысленное искусство, в частности, свободное от стереотипов и клише не только западных, но и отечественных.»
- считает Юлия, т.е. признавая китч, Локтионов имел ввиду наоборот, не китч.

«Пример тому — интерес русских художников авангарда к лубочному искусству.
Очевидно, лубок ценился ими как исконное народное творчество, а не китчевое, впоследствии вульгаризированное за счет массового спроса на литографии, что привело к значительному падению качества лубка, его содержания, к утрате индивидуальности изобразительной манеры. К середине XIX века невероятно популярные искаженные, опошленные, но выдерживавшие огромные тиражи и приносившие издателям баснословные доходы лубочные литографии стали образчиком китча.»
- Интересно, сохранились ли образцы исконного-первозданного, нерастиражированного?

«...Сладкая «Красавица» Б. Кустодиева (1921), утопающая в плотных, душных кружевах, атласе, бесконечно множащихся цветах… Она улыбается с непригожим простодушием, ловко удерживает туфельку кончиками пальцев своей пухленькой ножки, будто подчеркивая кокетливо, что она еще не вполне обнажена. Каждая из выразительных деталей этого мещанского мирка сообщает нам, что это китч слащавости.

Аляповатые холсты, клеенки и народные коврики из внушительной коллекции прежде мало кому известного Музея традиционного искусства — классика китча примитивного искусства.

...китч оказывается призмой, сквозь которую мы можем взглянуть на российскую историю последнего столетия.
Предпосылками китча в России были, например, средневековые или же более поздние иконы, что не имели ничего общего с принятыми визуальными и содержательными канонами»
- а тут получается наоборот, следование канону хорошо, а не следование - призма.

« Душный примитив XVIII–XIX веков — купеческий и дворянский провинциальный портрет, воплощенная эстетика самоучек и любителей, принципиально отличная не только от классического искусства, опирающегося на профессиональную школу, и от народного искусства с его глубокими традициями, но даже от художественно-целостного, простого и невинного искусства наива.
Это искусство примитива, опошлившееся в своей тяге подражать высокому искусству и заигрывать с ним.»
- купеческие портреты, писаные самоучками, недотягивающими по мастерству до "аляповатых ковриков"? Хочу это развидеть. 

«В этом заключаются истоки китча, заменяющего народность на простонародность, вкус — на откровенное дурновкусие, образность и множественность смысловых уровней — на буквальность, требуемое усилие — на легкую доступность, любые истинные чувства и переживания — на их симуляцию.
В ХХ веке, соединившись с возможностями массовой культуры, китч приобретает неизвестную доселе власть, крепнущую с каждым днем и открывающую ему необозримые перспективы.»
"народность-простонародность" - напоминает пособие  по "Искусству грязной полемики" Поварнина: "благодаря упорству Иван Иваныча" vs "Вопреки упрямству И.И.Иванова" - не солгав формально, можешь повернуть дискурс в то или иное русло.

«Но было бы совсем замечательно, если бы воплощения китча ограничивались только деятельностью любителей в искусстве или индифферентно относящихся к культуре рыночных предпринимателей.
Однако Дуайт Макдоналд, Клемент Гринберг, а также писательница и критик культуры Сьюзен Сонтаг  убедительно указали на то, что неприятности можно ждать не только от невежественных самоучек, проявляющих свое незнакомство с культурой и традицией.
Они увидели проявление китча не в отстраненности от культурных ценностей, а в вульгаризации их использования.
В качестве примера академического китча  безжалостно был выбран Илья Репин. Мастера обвиняют в том, что тот избавляет зрителя от необходимых усилий, предлагая ему короткий путь к удовольствию, лишая его чувства сопереживания и послевкусия: «у Репина рефлексивный эффект уже включен в картины».
Выпад Макдоналда в сторону Третьяковки начала ХХ века как музея китча представляется спорным" - застесняась Юлия, -
"но то, что художественная академия к тому времени давно переживала кризис — факт известный.
Помимо буквальности и беспощадности репинского реализма отечественный академизм к тому времени мог похвастаться слащавостью Константина Маковского с его розово-изумрудными картинами райских кущ, и что уж говорить о И. Шишкине или К. Айвазовском, для которых китч как эстетический стиль был не исключением, а основным правилом их творчества.»
- О, как; на западный манер лишенные отчеств Кустодиев, Репин, Маковский, "что уж говорить" Шишкин с Айвазовским препарированы "критиком культуры" Сюзи в изысканных выражениях гей-сленга:

«Сьюзен Сонтаг развивает тему китча, пустившего корни в самом сердце искусства, предлагая новый термин — кэмп, заимствованный ею в гей-сленге. Для нее кэмп — особый модус чувствительности, проявивший себя в живописи прерафаэлитов, в лампах Тиффани, в стиле ар-нуво, в балете «Лебединое озеро»,  в операх Рихарда Штрауса и прочих избыточно утонченных формах искусства, грешащих гротесковостью и культивированием искусственного.»
- избыточно утонченный гротеск, безжалостно-реалистичная искусственность, майн голова нихт.

«Ее размышления важны в данном контексте прежде всего как пример того, что китч в качестве проявления плохого вкуса во все времена язвил тело культуры.
В разговоре о российском китче важным становится не факт его наличия в нашей культуре, а степень поражения «тканей».
В первые годы советской власти с торжеством конструктивизма и с «диктатурой вкуса» еще правомерно было бы рассуждать о взаимовлиянии китча и авангарда. Но с резким переходом к  художественной эстетике 1930-х годов уже стало возможно говорить исключительно о коррекции китча, выбранного основной идеологической платформой искусства.»
— ну какое уж там может быть искусство, когда формация идеологам не угодила, заведомо китч.

«Тогда в отечественной культуре была выбрана стратегическая линия, которой мы успешно придерживаемся по сей день.
Она базировалась на массовой полуграмотности, которая тщательно поддерживалась в официальном советском среднем образовании, где место произведениям изобразительного искусства находилось лишь в приложениях к учебникам по русской литературе. Даже не стоит напоминать, как ограничен был их набор и что это были преимущественно работы малоизвестных советских художников ХХ века. Самой яркой из них была картина Ф. Решетникова "Опять двойка" (1952), воплотившая всю тягостную тоску, ассоциировавшуюся с примитивистской однобокостью советской школы.»
-  еще помнятся Левитан, Репин, "то же" Шишкин с Айвазовским среди "малоизвестных".  
Школьная "однобокость", судя по контексту, подразумевает "безжалостный реализм", игнорирующий шедевры в стиле "портрет клетчатого".
(Но в курсе литературы иллюстрации предполагали написание сочинений. Изучавшие историю искусств  факультативно были ознакомлены со всеми веяниями, течениями и направлениями в историческом разрезе оных.)

«Диагноз нашему массовому зрителю Гринберг поставил еще в 1939 году, признав за нами лишь «поиск живой узнаваемости, чудесности и сочувственности» в стремлении нивелировать разрыв между искусством и жизнью, довольством самоочевидными смыслами и счастливыми находками бесчувственными людьми поддельных переживаний.»
- бесчувственные люди в поиске узнаваемого и чего-либо имеющего отношение к жизни,  не заценили неочевидных воплощений и неподдельных изощрений. 

«Изменений к лучшему за это время, судя по всему, не произошло.  Именно поэтому так остро встает вопрос об элитарности в современном искусстве. Потому весьма сомнительно и то, что корни сегодняшнего русского авангардного искусства следует искать в искусстве авангарда начала ХХ века: невооруженным глазом видно его сродство с эстетикой советского искусства. Полагаю, что мы стремительно движемся к точке невозврата, и эпоха русалок и лебедей уже не будет завершена.»
- кароче, прастите нас Гринберг, Макдональдс и Сюзи авнгард тоже не торт, элитарно нестоек и замечен в порочащих эстетических связях с лебедями.   
Вот оно оказывается откуда ноги корни растут!
А не зачислить ли в китч замозванных «критиков культуры», с их спонсорами и идеологами, как вам идея?


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →