Rimon Lusi (fotovivo) wrote,
Rimon Lusi
fotovivo

Categories:

Ём зикарон. Никто не забыт

Архивное.

Пн апр 19, 2010






Из Новостей


Сегодня Ём Зикарон - День Памяти. Идем с младшей на текес - поминовение, в соседней Беер-Шеве. В школе поручили. С собой записка с именем и сегодняшней датой. Школа в Иерусалиме, как проехать до места в нашей Беер-Шеве там не очень-то представляют.
Спрашиваем в межгородском автобусе как добраться на текес, водитель задумался, но о чем речь знает, направление показал. Вместе с нами выходит группа солдатиков, им тоже туда.
Дороги перекрыты, на первом же перекрестке пост, ребята начинают дружно запихивать рубашки под ремень. Жарко =)
Еще момент - ставят ограждение, подъезжает полицейская машина - вся при полосках-мигалках, - в ряду прочего транспорта, направляемого постовыми по объездным. Полицейские без разговоров разворачиваются и следуют в общем потоке. Еще три поста, на следующих перекрестках.
Мероприятие, судя по подтягивающейся публике, ожидается массовое и охраняется серьезно.
Солнце припекает, но вот уже и дошли



Воинское кладбище.
Как всегда много охраны - и военных-полицейских и служба охраны порядка в оранжевых жилетках от обычной биржи временных рабочих, много добровольных помошников (я не зря это дотошно так описываю - потом будет понятно к чему).



Дежурные за столиками быстро находят заданное имя в списке.

На проходах номера рядов не указаны  (не положено номерами,ни людей , ни захоронения) спрашиваем и покрутившись находим нужное место.

На картинке из новостей видно, что плиты расположены рядом, оградок-лавочек не делают.

В Б-Ш еще тесней, буквально в шаге одна от другой. Воинский раввин в вязаной кипе с молитвенной группой обходит по очереди ряд за рядом, читают поминальный кидуш по каждому.

Пришли родные того солдата, что в дочкиной шоле учился. Погиб в 73 году, двадцати одного года от роду. Операция на Синае. Египтяне двенадцать лет не отдавали тела погибших.

Невысокие, одинаковые у всех надгробия - каменная плита с именем, даты через черточку не указаны, только возраст, большинство остались навечно 20-24-летними.

Организаторы расставили пластиковые табуретки.
Паренек в кипе раскладывает открытки с гвоздиками.
Раскладывать на плитах еду и наполнять стаканы горячительным "за здоровье усопшего" не принято, тут бы никто не понял как это можно;
ладно, у всех свои традиции (но как-то мне всегда было не по-себе от "исконных", даже когда никаких других не видела..)


Народ все прибывает, молодых много.
Кроме родственников - от военной части приезжают, из школы ребята, кто поближе живет (той, где погибший когда-то учился, хоть и тридцать лет назад). Ни одна могилка не оставлена в сиротливом одиночестве.


Слушаю, смотрю на выражение лиц тех, кто не родственники. Всм не в досаде ли на "обязаловку". Нет, спокойно всё так, ни циничных реплик, ни кривых ухмылочек по поводу "официоза", похоже и не относятся как к нудной формальности; не прям уж в скорбном благоговении, но с пониманием и уважением к месту и ситуации. Люди разговаривают, улыбаются, встретив давнишних знакомых, тягостной атмосферы не чувствуется. Видеоряд наверное был бы показательней, но снимать там постеснялась, приходится больше описательно.



Минута молчания. Всё-таки пристроилась за солидным оператором, пару раз щелкнула (сразу после сирены)



Народу к этому времени - ступить некуда.

Черные сетки вверху не для большей траурности - просто от солнцепека.

Потом общая поминальная молитва, по репродуктору,
Атиква - гимн поют все вместе. Недлинное торжественное слово от армии.

Родственники еще остаются, остальные начинают расходиться.
А проходы узкие - двоим не разминуться, аллеи на два выхода тоже не широки.
Ну вы представили, да, как это бывает? Когда так бы все нормально, но впечатление остается - "Ой, там такая давка, больше не пойду".
Ну так вот этого не было. Ни давки, ни толканий, при том что поредела толпа довольно быстро.
Как-то мне до того не приходилось тут попадать в такую плотную людскю массу.
Впервые наблюдала удивительное "явление сверхтекучести толпы".
Выходящие плавно огибают остающихся, как волна кристаллическую решетку. Стоящие или идущие навстречу - отступают, разворачиваются боком, пропускают друг друга.
Никто не ощетинивается локтями-плечами, когда толпа превращается в "крысиного короля" и застревает на выходе, как схватившийся цемент.
Видимо от настроя зависит. "Сверхтекучесть" появляется, когда вместо раздражения "Чего они все тут!" присутствует чувство общности - "Хорошо что все эти люди тут".

Ну и незаметная работа организаторов очевидно в немалой степени способствует, то что я в начале упоминала - на дополнительных помошников не поскупились.

ЭТО НУЖНО ЖИВЫМ


_____________________________________________________________________________________________


Снято годом раньше, в Иерусалиме -



Мемориал памяти павших - как бы высохший бассейн..





Школьники на текесе.








"Рабин - сердце отдал Израилю"


Явно увлеченно ребята слушают, подхожу поближе - что ж им такое рассказывают?
А у них оказывается диспут, разрешают школьникам спорить насчет политики, правильно-неправильно бывший премьер соглашался на уступки арабам. Причем ведет разговор бойкая девушка не намного их старше, а не сухопарая чванная дама, мрачная как надгробие. (Это я нашенские методические установки вспоминаю - "Нечего давать юнцам болтать что им вздумается и мнить, как-будто они что-то понимают!" К ружью, значит, через год-два годятся, а свое мнение или вопрос даже - не доросли)м А тут - спорят; вожатые подготовленные, студенты-историки, им с пацанами не скучно, говорят почти на равных, как старшие приятели; не боятся, что не найдут что ответить, не смущаются сказать, если что-то в политике действительно было спорно. Зато дети слушают, по парку не разбредаются, не шкодничают от скуки.




Памятная церемония в иерусалимской школе, для родителей погибших защитников Израиля, бывших учеников этой школы.
Каждый год собираются, из разных городов.
Есть выразительный признак внимания аудитории: посмотреть чуть со стороны - если мелкая моторика создает впечатление какого-то сплошного мельтешения в зале, значит присутствующим скучно и безразлично происходящее на трибуне.
Смотрю на текес с верхней террасы - слушают, не копошатся. Значит от души проводится. Да и был бы унылый официоз, для галочки, не приезжали бы.  И грустно - такие молодые еще люди, родители павших воинов.

Вроде бы то что делается, местная инициатива - не думаю, что школам директивы рассылали, направлять учеников на поминальные мероприятия, местным советам внушали как толково организовать тысячную толпу, а торжественную часть проводить неравнодушно - но все вместе способствует уверенности, что стране важны ее защитники, что растишь сына не для того, чтоб его использовали как пушечное мясо, не особо экономя "расходный материал".



м Безымянные плиты неизвестным солдатам.

(Времен становления Израиля, до государства и до ЦАХАЛа, когда поселенцы защищались и отбивались кто где. (и не только, а то и не столько, от арабов, бурная ближневосточная история испокон веку изобилует тонкостями )
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Пост сделан два года назад. Младшая теперь уже сама в армии.
В стране все попрежнему. Траурная сирена с утра. Прохожие замирают. Машины сворачивают на обочину. Автобус остановился, пассажиры встали, склонив головы. Все. Кроме двух бедуинских подростков, продолживших играть со своими айфонами. На арабчат никто не косился - у них свой мир. Они, в свою очередь, сидели-играли без вызова, обыденно.
Случилось как-то видеть дати (религиозного), не остановившегося на минуту траура. Вышагивал именно что с мрачным вызовом. И с ними никто не заводится, тоже свой мир.
Так оно тут, маленький Израиль вмещает множество слабопересекающихся миров.


------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


Шоа


Вт апр 13, 2010

День Катастрофы.
Шоа - на иврите Холокост.

В десять утра звучит траурная сирена - напоминает звук трубы, с переливами.
По всей стране на две минуты все замирает, транспорт, прохожие на улицах, посетители и работники учреждений, кого где застало, некоторые застывают буквально, даже позу не меняют , так и остаются на две минуты с повернутой головой, вобщем-то следует с началом сирены просто встать обычным образом, кто сидел, поднимаются, если есть возможность.


Школьная история ( отсюда)




Мудрый брат был у бабушки моих детей, увел ее из под Львова в Ленинград перед самой оккупацией, звал-предупреждал остальных - не поверили; из многочисленного рода выжили только они двое.


Tags: Беер-Шева, Иерусалим, актуальности, ём_зикарон
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments