Rimon Lusi (fotovivo) wrote,
Rimon Lusi
fotovivo

Categories:

Не-френдообзор

Многие собирают свою ленту избранного, не доверяя рейтингам;
скепсис к топам понятен - тем авторам, которые работают над материалом, выверяют факты по источникам,
некогда ни накручивать "СКапиталы", ни активно светится в комментах,
а увлеченным "продвижением" не до содержательности - успевай метать посты-однодневки,
на бегу обмениваясь приветствиями.

Копятся линки, реже, чем хотелось бы доходят руки полистать папку "фаворитс";
третий такой обзор у меня за всю историю. С сожалением все чаще встречаю заброшенные дневники -
не то не дождались своего читателя, не то посчитали задуманную миссию выполненной...

Небольшая презентация с краткими аннотациями из приглянувшегося, обстоятельного-занимательного:


...судно «Эль Сол», на котором Сервантес возвращался домой, было захвачено алжирскими пиратами. Сервантеса, при котором нашли письмо от его начальника, принца Хуана, сочли важной персоной и потому не продали в рабство, как остальных, а отвели к турецкому наместнику Алжира Гассан-паше. Это был настоящий изверг. Сервантес потом вспоминал в «Дон-Кихоте»: «Каждый день он кого-нибудь вешал, других сажал на кол, третьим отрезал уши, и все по самому ничтожному поводу, а то и вовсе без повода». Однако к своему испанскому пленнику Гассан-паша относился сравнительно хорошо. Тонкие цепи, которые надели на Сервантеса, были сделаны из серебра, и ему было позволено заниматься, чем он захочет.
Девять лет провел Сервантес в Алжире в ожидании выкупа. За это время он совершил два неудачных побега. ...



Это не одна из бесчисленных подборок исторических казусов в стиле "Сто любопытных фактов о...".
При всей живости изложения, тема основательно проработана, человек разбирается в том, о чем пишет
sergeytsvetkov:

...данный летописный отрывок категорически исключает «русь» из числа скандинавских народов: «русь» — это не «свеи», не «урмане», не «готы» и не «англы» (даны). На этом, собственно, «норманнский вопрос» можно считать закрытым, хотя курьезным образом норманнизм начал свою научную жизнь именно с неправильного истолкования этого летописного фрагмента. Детская логическая ошибка легла в основание научной школы!
...«ляхове же и прусы и чюдь приседят к морю Варяжскому; по сему же морю седят варязи: семо — к востоку, до предела Симова [до Урала]; по тому же морю седят к западу до земли Агляньски и до Волошскые. Афетово же колено и те варязи: свеи, урмане, готы, русь, агляне, галичане, волхове, римляне, немцы, корлязи, венедици, фрягове и прочии». Здесь к варягам отнесены уже чуть ли не все народы Западной Европы... Для русских людей времен Нестора (рубеж XI-XII вв.) варяги были не «скандинавами», а, так сказать, неким суперэтносом, вроде индоевропейцев. Даже беглый взгляд на летописный текст без труда обнаруживает, что «варяги» попали в древнюю историю Руси не по Волховско-Днепровскому пути, а исключительно стараниями поздних редакторов «Повести временных лет».
Читать:
Мы живем в государстве, которое он создал
Московский государь Иван III Васильевич получил у историков прозвище Великий. Карамзин ставил его даже выше Петра I
Как управляются империи
...Мы удивляемся, что у нас нет предприимчивых людей, но кто же решится на какое-нибудь предприятие, когда не видит ни в чем прочного ручательства, когда знает, что не сегодня, так завтра по распоряжению правительства его законно ограбят и пустят по миру. Можно принять меры противу голода, наводнения, противу огня, моровой язвы, противу всяких бичей земных и небесных, но противу благодетельных распоряжений правительства — решительно нельзя принять никаких мер.




Похождения бравого инженера от mosaika_55
Про науку и не только, бодро и не грузит

«Прощай, наука» ....В индустриальной науке вы имеете дело с задачей, проектом, установкой и экспериментом. Эта наука понятна как три рубля. Допустим, у народного хозяйства, обороны страны, или гос.безопасности возникала проблема. Похоже, связанная с наукой. Тогда собиралось ЦК, издавалось постановление, под него выделялись деньги. Под деньги находили академика. Это не просто, потому что множество академиков пересекается с множеством толковых людей, но отнюдь не является его подмножеством . Под академика и деньги делали институт, он решал задачу. А дальше он или находил новую, или жил в своё удовольствие. Это состояние было сходно с твёрдым – понятным и ясно очерченным. На него можно было опираться.
Постиндустриальная наука подобна жидкости. Её можно долго переливать из сосуда в сосуд. Её особенность – академики есть, институты есть, денег нет. Эксперимент не проводился, ввиду отсутствия финансирования. Писался проект. Например: проверить закон Ома, для берёзового полена. На вопрос «зачем», отвечали, что для берёзового полена закон Ома никто ещё не проверял, а вдруг он для него не работает. ...Постиндустриальная наука активно развивалась в 90-е и держалась на одном незамысловатом эффекте. Не было денег вообще. Поэтому авторы проектов могли не опасаться, что кто-то спросит их: «А чем вы, голубчики, в своём институте занимаетесь?» Ответ был всегда готов: «Ждём, когда появится финансирование. До тех пор сохраняем коллектив».
Эту идиллию разрушил постмодерн. ...деньги были и немалые, но за горизонтом. К ним нужно было идти по пустыне, аки евреи. Несколько смущал тот факт, что евреи ушли в сторону денег раньше, и их в науке не видать....




ironyak http://ironyak.livejournal.com
весьма точно характеризует:
"Общее направление журнала - непринужденный веселый п*здежж"




Серия Мудрецы из Хелма от shabalrusht

...- Рахель, солнце мое, ну как ты можешь! Опять ты повесила свои женские штучки на виду у всей улицы!
- Интересное дело, а где прикажешь мне весить моё бельё? Посмотри, какой тонкий батист на моих штанишках, каким кружевом отделаны мои рубашки! Где еще я могу показать, какое красивое белье снимает с меня Йоселе, когда мы ложимся спать?
... Ну кому взбредет в голову закрутить шуры-муры с меншем, что ходит в рваных штопаных подштаниках, да ещё с непонятными желтыми пятнами? А я тебе скажу, Лиечка, что чайная заварка оставляет очень даже заметные пятна там, куда я её налью. Я-то знаю, что у моего Йоселе белье выстиранное, да нам ночью в белье и надобности нет. ...Ну какой мужчина захочет щеголять в драных подштаниках перед своей полюбовницей? Мой Йоселе такой красавчик, у меня до сих пор голова кружится, когда я смотрю на него. Так пусть все красотки Хелма с ума сойдут от зависти ко мне, но моего Йоселе не получит ни одна из них!




Из военных рассказов протоиерея Александра rebrik

...Село, как, впрочем, и окрестные поселения, по балочке растянулось. Точно посередине, его рассекает трасса к областному центру. Можно разогнать машину километра за три до первых сельских хат и строений, и катиться с горки до самого центра, с магазином, памятником, клубом, школой и церковью. Дальше небольшая речушка, поросшая лозой с ивняком и вновь, вверх, на новый бугор.
Половина села в огородах да в «колхозе» (сколько не меняй форму собственности, все едино название) трудилась, хлеб насущный зарабатывая, другая же половина на недалекую шахту ездила, уголек рубать. [Читать ...] Наглядный пример смычки крестьянства и рабочего класса.

Мирное село, безобидное, но со всеми полагающимися и привычными деревенскими особенностями, то есть в обязательном порядке, есть авторитет, официальной властью не наделенный, но все по полочкам расставляющий и примиряющий; в наличии местный юродивый, которого все гонят, но почему-то кормят и одевают; в любой год имеется умеющий лечить «травник», а также творящая заговоры и снимающая сглазы «ведьма», которую даже недавно построенная церковь из обихода не вывела. Общем, все как положено и из века в век расставлено.

Как известно и исторически доказано, все беды к нам с запада приходят, начиная от коммунизма, нравственной грязи, называемой «демократическими ценностями» и заканчивая колорадским жуком. Вот и война эта, неожиданная и никому не нужная оттуда же притопала.
Не верили изначально сельчане, что такое вообще возможно. Даже когда грохотать вдали начало и земля под ногами подрагивать, а ночью стало видно зарево горящих полей, гнали они от себя мысль, что и на их подворья придет разорение и смерть. И лишь когда украинский самолет «по-хозяйски» в клочья разнес сельскую подстанцию, оставив пять окрестных сел без света, поняли, что беда близка.

Потянулись вереницы пожилых людей в дальние от дороги хутора, а молодежь с маленькими детьми, погрузив в легковые машины самый необходимый скарб, в Россию. В селе осталось пару сотен жителей, решивших «как Бог даст, так и будет».

Еще за день до того, как противоположные бугры заняли ополченцы и украинская армия, оставшиеся сельчане проснулись от рева коров, блеянья коз и гусино-утиного клокотанья. Да и не мудрено, кормить и доить их надобно, ведь в безопасный тыл худобу вкупе с пернатыми не забрали. Просто открыли сараи и птичники: гуляй не хочу. Птица приспособилась быстро, июль на дворе. В огородах все спеет, зеленеет и произрастает. Утки с гусями к местному ставку подались, да там и поселились, а вот коровы с козами…
Бедные сердобольные старушки, село своё покидать отказавшиеся, целый день с «молочной» скамеечкой по подворьям ходили, коз и коров доили, а вечером, когда вместе собрались, не могли решить, куда эту прорву молока девать?

Собаки, дворняги местные, с цепи спущенные, сначала погрызлись между собой немного, а потом лучшее занятие нашли. Дело в том, что украинский «литак» трансформаторную будку уничтоживший и отчитавшийся, что разгромил бронетанковую колонну российско-сепаратистских войск, стрелять видимо прицельно не умел, поэтому попутно уничтожил местный крольчатник сельского фермера. Кролики, оглохшие от разрывов, нежданно обрели неизвестную им свободу и не зная, что с ней делать, жались к дымящимся остаткам собственного жилья, не понимая, что любимое ими сено и капуста растут рядышком и в большом количестве.

Стадный рефлекс, как всегда, везде и для всех, стал для представителей данного отряда грызущих гибельным. Их заметили и учуяли собаки. Кроличье сафари продолжалось даже тогда, когда военные украинцы вступили в боевое соприкосновение с военными ополченцами. Ни автоматные очереди, ни минометные разрывы, ни пакеты «Градов» истребления кроличьего поголовья не прекратили.

На третий день после исхода основного населения, над селом загрохотало. Окапавшиеся на противоположных буграх военные, нещадно обстреливали друг друга из всего оружия, которое было у них в наличии, а так как «зброя» данная, что у одной, что у другой стороны была образца хрущевских семилеток, то артиллерийские снаряды летели как попало и куда попало, а пулеметы, как у незабвенного Попандопулы, «в своих пуляли».

От непрекращающегося целыми днями обстрелов, разрывов и свистом летящих над селом в обе стороны снарядов и ракет, шевелилась под ногами земля, вздрагивали деревья, загорелись уже поспевшие поля с ячменем и пшеницей.

В первый, да и второй вечер огненного противостояния, когда залпы немного утихали пробирались по над заборами и плетнями оставшиеся в селе старики друг к другу.
- Семен, ты живой там? – кричит старушка в сторону соседского погреба и боится, что не услышит ответа, потому что рядом с подвалом, где был сенник и стояла скамейка, зияет большая земляная дыра от прилетевшего неизвестно откуда снаряда.
- Живой, Фрося, живой, - слышится в ответ.
- Ой, слава тебе Господи, - крестится старушка.
И так по всему селу. Зовут друг друга, заглядывают по окнам, боясь не услышать и не увидеть. И хоть понимают, что лучше в разных подвалах и погребах лихо это смертельное пережидать, чтобы не всех снарядом или ракетой накрыло, но самому или самой еще страшней, еще горестней. Вот и сформировались в селе несколько «подвальных», как нынче дед Семен говорит «подпольных группировок». Как только загрохочет с любой стороны, так и семенят старики к ближайшему подвалу, где вместе лихо переживают.

- Страшно было? – спрашиваю у нашей прихожанки, которая еще немецкую войну помнит.
- Да как же не страшно, батюшка? Как и в ту войну, германскую боязно. Смертушка и так не радостна, а когда безвременная, да свои в своих стреляют, ох как страшно. Сидим в погребе, друг ко дружке прижмемся и все молимся да рассуждаем, как же так Бог попустил нам горе такое?
- Ну и почему, попустил? - не удерживаюсь от вопроса.
- Как почему, ясно тут все, не слушали мы Его – отвечает старушка. – Сначала народ один разделили, а теперь дальше пучочками делят и переламывают, а дальше стебельки останутся, их просто согнут и будут не Богу кланяться, а тем, кто богами себя считают.

Но это уже позже, разговоры разговаривали, да дни грохочущие смертью вспоминали, а сельское прошедшее лето, которое теперь последующие поколения не иначе, как военным называть будут, еще одним событием прославилось.

Дело в том, что рядом с кроликами, аккурат пред приходом «освободителей», которых жители не иначе, как «каратели» величают, приобрел местный фермер трех страусов, которых и поселил рядом с крольчатником. На кой ляд они были нужны, до дня нынешнего не понятно, но как рассуждают сельчане, купил он их лишь для того, чтобы пред друзьями своими похвастаться. Не перевелись ведь в селах наших оригиналы: тот свиней вьетнамских растит, другой петухов заморских коллекционирует, ну и третий решил свою особенность и оригинальность изобразить, страусовую ферму основать.

Страусов, отродясь, никто в селе не видел, ведь завезли их незадолго до того, как со стороны откуда жалкие пенсии и зарплаты к нам приходили, пушки на гусеницах приехали, да машины с трубами, из которых пакетами смерть грохочет, пожаловали.

Первая артиллерийская пристрелка «освободителей», окончательно уничтожила не только остатки крольчатника и бывшую ферму вкупе с ремонтными мастерскими, но зацепила и несколько подворий. Досталось и страусовому жилью, в щепки сарай и высокую изгородь разнесло. Самый младший страус сложил свою африканскую голову на земле донбасской, а два его собрата остались целы и, естественно, очутившись на воле, пошли знакомиться с окружающей действительностью, чем и спасли оставшуюся часть кроличьего поголовья.

С визгом разбегались от этой невидали собаки, тревожно отпрыгивали в стороны козы и свиньи вкупе с телятами. Да и как не испугаться, если на тебя страшилище роста великого, с глазами, как блюдца, с шеей неестественной, лапами костлявыми, да еще и местами в перьях, стремглав несется?

Когда «освободителей» не солоно хлебавши ополченцы прогнали, предварительно отобрав у них, практически все, что стреляло и на гусеницах ездило, поделилась со мной старушка рассказом. Тихонько рассказала, чтобы никто не слышал, боялась, наверное, что не поверят ей или, скажут, что с глузду бабка съехала.
- Батюшка, а ты знаешь, я ведь беса бачила.
- Когда, - спрашиваю.
- Да когда нас убивать пришли.
- Может, показалось вам?
- Да нет, батюшечка. Точно бачила. С погреба вылезаю, как стрелять прекратили, а он стоит и на меня смотрит.
- Кто?
- Так бес же, отче! Здоровый, шея длинная, облезлый весь, очи черные, а вместо рта клюв с зубами, а вместо ног лапы страшнючие, как у онука в книжке дракон….
Объяснять старушке, что это страус был, мне как то не с руки стало, а она продолжает:
- Может грех на мне, какой большой? Так я, кажись, уже обо всех рассказала. Теперь страх на мне великий, чем же я так Бога прогневала, что Он ко мне беса попустил….
Бабушку я успокоил, да и наверное, сельчане ей уже объяснили, что это за бесяка был на дракона похожий.
......
А страусы, куда-то ушли. Видели их ополченцы, как они по балке перемещались, а вот куда делись неизвестно.
Может быть, в Африку к себе убежали, там где войны нет?




muennich "Первые посты и комменты к ним(с)":

..."Прибыли в Дебальцево. К нашим вагонам так и рванулась толпа женщин плач, вопли: глядите, мол, что с нами сделали... Действительно, картина отвратительная... В поселке в домах разбиты окна, на снегу - лужищи крови, мозги...В пожарном сарае лежат двадцать изуродованных трупов..."

Вообще-то переругивание с противником накануне схватки – давняя военная традиция, нашедшая отражение даже в сказках («Он еще не родился, а родился – так для боя не сгодился, я его на одну ладонь положу, другой прихлопну»). ... Нельзя сказать, чтобы словесные задирания были совсем уж бесполезны: во-первых, неплохо встряхнуть себя эмоционально перед сражением, во-вторых, выведенный из себя враг с большей вероятностью совершит какую-нибудь ошибку, в-третьих – чем черт не шутит, вдруг противник и вправду тебя испугается и отдаст все без боя?

"Говорит Чернухино. У аппарата начальник головного отряда полковник Кузьминский. Командир корпуса приказал доложить: на каком основании вы портите народное достояние, уничтожаете вагоны?"

(Чтобы не допустить на станцию набитые под завязку белые эшелоны, красные раздалбывают пустой состав прямо на стрелках. Белые вынуждены остановиться. Но и красные не спешат нападать – ждут подхода артилерии. Вот тут-то, в услових вынужденого бездействия, и разворачиваются -срачи в комментах- словесные поединки.)

Дебальцево. У аппарата начальник войск Дебальцевского района Иванов. Передайте корпусному, что в своих действиях буду отчитываться перед рабочим правительством, а вашему корпусному до этого дела нет".

Чернухино: "А, так ты - говорить мне дерзости?.. Я сейчас наступаю: посмотрим, где вы будете с вашим рабочим правительством".

Дебальцево: "Разрешите узнать, по какой дороге намерены наступать, потому что темно, я хочу осветить вам путь огнем артиллерии".

из рассказа Алексея Толстого «Морозная ночь»




Марьян Беленький belenky
классика, если кто пропустил:


Арье ШАМЕН
Хана Каренин

У Ханы Каренин был бааль, елед и пентхауз в Герцлии. Бааль был пакид гадоль и имел квиют, хороший маскорет, пенсионный фонд, хоцаот рехев и телефон, керен хишталмут.
Спрашивается, что еще этой гиверет не хватало? Так она нашла на свою голову цурес, которые она называла любовь. По вечерам она уходила от живого мужа лаасот хаим к одному офицеру, а Хаим Каренин кормил еледа, укладывал его спать, а утром делал ему питу с 9 % «Коттеджем» и отправлял в школу.
- Аба, эйфо има?- спрашивал елед.
- Има бэ-авода, отвечал адон Каренин, рыдая.
Иной раз прибежит гиверет домой, к еледу, тискает его, а елед говорит:
- Има, аль тидаги, йихье беседер, тихзери ха-байта, бе-эзрат ха-Шем.
В общем, эта идиотка таки устроила себе веселую жизнь – ми цад эхад, конечно, ахава и все такое, ми цад шени – все таки бааль и елед. Так, не приведи Господь, и мамзера можно в подоле принести.
Аз ди мишигене махт а фойле штик – зи от ништ цугетрахт бесер, ун ес геганген цу дем вокзал, унд авелегейгт ир мишигенер коп аф дем рельс.
Лежит час, лежит два – подходит полицейский:
- Хорошенькое занятие вы себе нашли, геверет – валяться в такую сырость на холодном рельсе. У нас свободная страна, вы можете лежать сколько захотите, но ближайший поезд – в йом ришон.
Плюнула гиверет Каренин, пошла в буфет, скушала питу с фалафелем и пошла домой, к баалю и еледу.
А мар Вронский женился, получил повышение по службе, купил на льготную офицерскую машканту квартиру в Афеке, и теперь у них уже трое детей, дай им Б-г здоровья.

Автобусы «Эгеда» доставят вас в любую точку Израиля в кратчайшее время.





Любителям жанра:
Воспоминания berezin_fb
"Одна жизнь через четыре эпохи"

http://berezin-fb.livejournal.com/2011/06/12/
Можно открыть с первой публикации 2011-го года и читать как книгу.
Огромный материал, многоплановый, очень плотный по содержательности. Четкий и точный язык военного устава.
Без тени игривой ироничности, свойственной нынешнему, "облегчающему восприятие" стилю.
Автор отвечает на комменарии!

(АПД. Увы. Больше не отвечает...
Светлая память замечательному человеку)


Если обратитесь по полной форме, тщательно продумаете целесообразность своего вопроса - получите конкретный, обоснованный ответ.

Примечание с предысторией -
из упомянутой постом ранее педотрядовской бытности: Открытый урок у Шаталова. Новатор потрясает присутствующих элегантностью подходов и эффективностью методик. Одна из журналисток в порыве восхищения "Замечательно! Умничка!" Шаталов, в свойственной ему манере, за словом в карман не лезет "Я польщен! Мадам меня похвалили!".

С некоторых пор прониклась мемуаристикой (доросла :)), а тут смотрю -
такое мощное содержание, такие люди-встречи-события, каждый эпизод - характеристика эпохи в нескольких штрихах.
И где с одним-двумя, где без единого комментария. Как не поддержать достойное повествование!
Помятуя и сообразуясь, отписываюсь по вопросам к тексту - автор приглашает: "что вы думаете, как оцениваете.."
- не угадаю с оценкой, хоть счет размочу. Ответ не в шаталовском стиле, сдержан и учтив.
(В переводе на наш жж-шный звучало бы как "Пойди, Мурзилку почитай"). Мой прокол, за старательными тезисами, видимо проглядывает и желание "подсобить начинающему блогу", оказавшееся неуместным, подобно восклицанию давишней пед.журналистки.



- Это к тому, что самодельное "промо" не по принципу с кем из френдов ладное общение (не все даже взаимные),
не приятельства ради, а с друзьями поделиться для.


Из недавнего:

Плач Лиха Одноглазого от tarnegolet

[Spoiler (click to open)]

(рекомендуется читать или петь, окая по-волжски)

Я живу в лихолетье,
Лихорадкой замучено
И не знаю ни сна, ни покоя.
Глазом зыркаю,
Носом фыркаю
И не ведаю, что я такое.

Ох, неразбериха сплошняком,
Кличет нечисть Лихо байбаком.
Я же несуразное
Лихо Одноглазое
С горя развлекаюсь косяком.

Я брожу и стенаю
По болотам по тропочкам,
Я не женское и не мужское,
Одинокое,
Одноокое,
И не знаю, зачем и на кой я.

Соловей-разбойник всё свистит,
Что я натуральный трансвестит.
От инсинуации
Захотел кусаться я,
Даже разыгрался аппетит.

Лиходеи - злодеи
С улыбочкой гаденькой
Вопрошают: почем же фунт лиха?
И от страха я
Только ахаю,
Ой, боюсь, я свихнусь, стану психо!

Надоели мне нечистые дела,
Ишь, нашли себе виновного козла!
А хочется Лиху
Лихую чувиху,
Чтобы крепко меня обняла.



с подачи dodrg59: "Офигенный перевод. Поразил перевод песни "Любэ" на английский:"

Tags: ЖуЖЖательное, нефрендообзор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 103 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →